?

Log in

Черный камень

Усиленно прет фантазия. Пишу нечто под названием "Черный камень". Первая часть пролога. Навеяно Пановым, кое-что спер[Spoiler (click to open)]
Московская территория, 2349 год от Р.Х. (устаревшее летоисчисление), 134 год от восхода Второго Солнца.

Всю ночь шел дождь. Он был совсем мелкий, но очень холодный. Еще совсем немного и дождь начнет превращаться в снег, такой же мелкий и такой же холодный. Собравшиеся на улице люди, уже промокшие до самых костей, не обращали на него совсем никакого внимания.
Гораздо больше их занимало другое. Они стояли около подъезда высотки, некогда красивой и горделиво высящейся перед кварталами остальных домов. Эти дома были гораздо старее этого отдельно стоящего здания. И еще они были мокрыми, дождь поливал их с самого вечера, а высотка была идеально сухой. В радиусе нескольких метров от шпиля на крыше капли дождя меняли направление, словно их отталкивало невидимым магнитом. Люди, стоящие под дождем, были жителями этого дома.
— Да не посмеют они! — горячился лысый однорукий мужик в застиранной гимнастерке. — Это же жилой дом!
— Людей крыши над головой лишать — это грех! — согласился с инвалидом бородатый старичок.
— Да им, храмовникам-то, что? — подала голос пожилая женщина в цветастом платке. — Они греха не боятся. Они сами решают, что грех, а что — нет.
— И то верно! — неожиданно громко поддакнул вечно пьяный дворник, и сделал глоток из небольшой и практически пустой бутылки. — Они там, у себя решают, а нас — на улицу! Замерзай, честные люди.
— Тише ты! — одернула его дородная жена. — А то еще услышат!
— И пусть слышат!
— За такие разговоры запросто к Серым псам отправят, — покачал головой бородатый старичок. — что бы тем было на ком тренироваться.
— Пусть слышат! — не унимался дворник, и снова отхлебнул из бутылки.
Разговор затих, и все посмотрели на гордо взметнувшийся к мокрому осеннему небу одиноко стоящий многоэтажный дом, окруженный плотным кольцом пасторов. Они стояли точно в границах, за которые не попадали капли дождя, уже начинавшего превращаться в снег. Все пасторы были одеты в одинаковую форму, повторяющую сутаны святых отцов старой религии, имели почти одинаковый рост и стояли в одинаковых позах: ноги расставлены на ширину плеч, в руках одинаковые короткие обоюдоострые мечи. Пасторы смотрели на людей с дикой ненавистью. Им с детства внушали, что они элита, лучшие из своего рода. Что их выбирали из огромного количества претендентов. И что служить Умершему на Кресте высшая честь, единственный смысл их жизней.
Промокшие люди не расходились, большинству из них уже некуда было идти. Практически все люди жили в этом доме. Толпа людей недовольно роптала, поглядывая на застывших пасторов.

— А закончилось все тем, что Торговый Орден выставил Армии Серых псов счет за порчу груза и требует с нас компенсацию, — высокий, затянутый в серую форму, с двумя катанами, за спиной старик с карими миндалевидными глазами выдержал паузу. — Не правда ли, наглецы?
Старика звали Бернар де Лепаж, он был бессменным, и возможно даже бессмертным, командиром элитного отряда Серых псов «Мастифы» а его рассказ был в первую очередь обращен к красавице Сильви. Прекрасная представительница королевы Зеленой Рощи, которая была одета в простую белую юбку и белую кожаную курточку, стянутую на тонкой талии ремнем, вежливо улыбнулась в ответ. За спиной виднелся изогнутый лук, и хотя он казался всего лишь игрушкой, в умелых руках это было грозное и смертоносное оружие. Голова Сильви была перехвачена белой лентой, которая придерживала роскошные светлые волосы. Сильви была молода — всего пятьсот тридцать лет, что по меркам жизни эльфов самое начало расцвета, — но уже занимала видное положение при дворе и была отмечена королевой.
—Уверена, что вы сумеете отстоять интересы своих наемников, Бернар. — Огромные ярко-зеленые, цвета молодой листвы, глаза Сильви скользнули по и переместились на третьего собеседника: — А вы что скажете, главнокомандующий? Ведь торговцы — подданные вашего Темного повелителя.
— Наш Темный повелитель уже больше трех тысяч лет отказывается от выделения воинов для сопровождения Маргованов Ордена, с тех пор как эти «подданные» попытались стребовать с него убытки за погибшее во время шторма судно. Проблема решилась только после казни главы Торгового Ордена прямо перед его подчиненными. Новый глава сразу отказался от каких-либо претензий. Так что, уважаемый де Лепаж, можете попробовать старый проверенный способ, правда тогда придется выплатить нам компенсацию.
Третий и последний участник разговора — высокий мужчина в элегантном черном костюме — резко выделялся не только среди своих собеседников. Аккуратно зачесанные черные волосы, слегка заостренные уши с серьгами в виде черных драконов, чеканный профиль, черные, глубоко посаженные глаза, на правой руке перстень-дракон, обившийся вокруг пальца, независимые манеры и удивительная свобода, которая сквозила в каждом его движении, притягивали внимание окружающих. И самое главное, опасность. Эльмар Адлер, командующий непобедимой армией Темного Чертогов, всем своим видом излучал опасность. Он не пользовался особой любовью в даже у своего народа. В Зеленой Роще его уважали, боялись, ненавидели, и теперь, впервые столкнувшись лицом к лицу с Эльмаром, Сильви неожиданно для себя подумала, что все услышанное ею о легендарном военачальнике до сих пор очень точно соответствует тому, что она увидела. Интеллигентный и остроумный Адлер не был похож на средоточие зла. Он сам был злом, но злом абсолютным, высшей категории. Если бы Сильви верила в древние сказки, то могла бы решить, что перед ней стоит сам Мелькор.
— Скажите, Эльмар, — снова обратилась к нему Сильви, — вы действительно верите в эти истории?
— В какие именно, прекрасная госпожа? — улыбнулся в ответ Эльмар, и все черные мысли тут же покинули голову девушки. — Вы позволите мне так называть вас?
— Позволю. — Огромные ярко-зеленые, цвета молодой листвы, глаза Сусанны скользнули по лицу темного эльфа. — Думаю, мне будет приятно подобное обращение.
— Благодарю, — снова улыбнулся Эльмар. — Так каким именно слухам я должен действительно верить, прекрасная госпожа?
— О Черном камне, например.
— Но мы же здесь, — главнокомандующий в очередной раз широко улыбнулся. — Слухи это или нет, но, когда я сообщил, что обнаружил излучение Черного камня и сумел убедить храмовников разрушить жилой дом, ваша королева прислала вас, и даже армия наемников решила принять в этом участие.
— История научила нас внимательно относиться к слухам, — задумчиво произнесла Сильви, — но есть ли под этими разговорами о Черном камне реальная почва?
— Лучше не стоит рисковать, — проворчал де Лепаж. Старого солдата немного обижал тот факт, что, несмотря на все его усилия, красавица-эльфийка уделяет больше внимания долговязому темному эльфу. — Если вы не забыли, наше возвращение в этот мир произошло не по нашей воле, и я думаю, не по вашей. И мне бы не хотелось однажды утром на пороге своего дома встретить черных драконов или еще какую-нибудь мерзость. Или снова проснуться в другом мире. Кто бы не запустил этот процесс и не отправил нас сюда, мне бы не хотелось повторения подобных экспериментов. Более чем уверен, что ваши повелители со мной согласятся. Именно по этой причине нужно все проверить, если слухи правдивы, нужно найти этот чертов камень и уничтожить его.
— Я бы не был столь категоричен, — мягко не согласился с наемником его собеседник. — Черный камень не нужно уничтожать. Если он будет обнаружен, то по праву нашедшего Темные Чертоги заявляют: камень принадлежит нам. Наши ученые его изучат, и только после этого Темный повелитель решит судьбу камня.
— То есть вы уверены, что Черный камень существует?
— Я в этом убежден, прекрасная госпожа.
— Все это бездоказательно, — снова встрял в разговор де Лепаж.
— Одно доказательство есть.
— Какое?
— Ни вы, мой старый враг, ни наша очаровательная спутница, — Эльмар элегантно склонился в сторону эльфийки, — не станете отрицать, что от этого дома исходят волны непонятной энергии. И эти волны периодически усиливаются. С этим, Бернар, вы, разумеется, не поспорите. Я пока не способен понять, какая именно сила пробуждается там, но взять ее под контроль необходимо в кратчайшие сроки.
—Ну да, что есть, то есть, спорить не буду, — махнул рукой наемник.
— А вы как думаете, Сильви?
— Возможно, — медленно ответила эльфийка, — Этот камень принадлежал валарам…
Сталкиваясь с необъяснимыми фактами, эльфы, как светлые, так и темные — сваливали все странное на Изначальный народ.
— Не исключено. — Эльмар оглянулся и повелительно окликнул стоящего на почтительном удалении пастора: — Эй, вот вы, храмовник, подойдите сюда.
— Слушаюсь!
Вызванный храмовник не знал, кем именно является странный человек в черном костюме с заостренными ушами, но ему велели беспрекословно подчиняться, и он, подбежав, преданно вытаращил на Эльмара Адлера глаза.
— Фамилия и звание.
— Епископ Ахилла Рябинин.
Храмовники во время создания спецслужбы пасторов не стали применять армейские звания, вместо этого были использованы церковные звания одной из крупнейшей древней религии.
Имя епископа вызвало темного эльфа легкое раздражение, родители будущего храмовника были очень изобретательны.
— Как идет работа, храмовник?
— Послушники ломают перекрытия на верхних этажах дома! — бойко отрапортовал Рябинин, все еще не определившийся со званием и компетенцией странного человека. — Как нам и было приказано, мы разбираем строительный мусор на самые маленькие камешки!
— Что именно вы ищете?
— Черный камень формой и размером напоминающий обычный строительный кирпич! — заученно выпалил епископ.
— Я доволен вами, храмовник, — милостиво кивнул Эльмар, — продолжайте.
Рябинин поклонился и быстро отбежал обратно к кольцу неподвижных пасторов.
— Грамотный человек, — одобрил де Лепаж.
— Просто хорошее внушение, — кисло улыбнулся командующий. — Не сомневаюсь, что они абсолютно ничего не найдут.
— Значит, вы тоже в душе считаете, что мы зря теряем время? — опять затянул свою песню командир элитных наемников и мстительно добавил: — И вы напрасно внушили храмовникам идею о необходимости сноса дома.
— Но, как я понимаю, дело не только в Черном камне, — подхватила тему светлая эльфийка Сильви. — Командующий, как и для чего вы внушили людям мысли о необходимости разрушения целого дома?
— Учитывая уровень развития людей, это было не очень сложно, — махнул рукой Эльмар. — Если они не найдут артефакт, а я убежден, что он там, то проверка новых техник массового гипноза тоже полезное и нужное дело. Темный повелитель в этом заинтересован не меньше, чем поиск камня.
— Кажется, к нам гость, — буркнул де Лепаж.
Эльмар повернулся и небрежно махнул рукой:
— Ничего страшного, Бернар, это Тимур Данилович Алтуфьев, местный инквизитор. По настоятельной просьбе Темных Чертогов он осуществляет идеологическое прикрытие данного мероприятия.
— А зачем вам потребовалось идеологическое прикрытие? — удивилась эльфийка Сильви.
Командующий поморщился:
— Если внушение храмовникам неожиданно закончится, что, согласитесь будет не очень хорошо, господин инквизитор отдаст команду продолжать разбор дома.
К окруженному высотному дому подъехал роскошный блестящий экипаж, подножки которого облепили рослые пасторы, одетые в ярко-красные костюмы. Со всех четырех сторон блестящий экипаж окружали не менее роскошные матово-черные экипажи. Как только центральный экипаж остановился, из сопровождавших повыскакивали дополнительные охранники в красном и тесным строем опоясали выбравшегося из кареты кругленького, усатенького и лысого человечка. Часть пасторов, из стоявших в оцеплении, быстро образовал вокруг инквизитора второе кольцо, надежно защитив эту очень важную персону от любящей паствы. Эльмар презрительно ухмыльнулся:
— Посмотрите на это чудное зрелище, Бернар. После падения старых государственных устоев, храмовники захватили власть и построили общество, в котором не могут доверять даже друг другу. Смотрите: от людей Алтуфьева охраняют пасторы, но еще одна группа. Вон те, к красном, особо приближенные телохранители, защищает его от пасторов, поскольку среди них может оказаться убийца, посланный братом по вере.
— Инстинкт самосохранения, — передернула плечиками Сильви.
— Сильно развитый, — подтвердил командующий. — Но строить новое общество на инстинкте самосохранения...
— Разрешите доложить?
Эльмар Адлер не успел договорить, и собеседники обернулись.
— За последние пять минут выбросов энергии вокруг дома замечено не было, — сообщил Жерар де Бонне, широкоплечий рыжеволосый мужчина в военной форме отряда «Мастифы». По слухам, этот умелый и талантливый наемник должен был сменить Бернара де Лепажа на посту командира отряда. — Ни единого всплеска.
— Продолжайте обходы по периметру, Жерар, — приказал Эльмар. По молчаливому согласию всех присутствующих он осуществлял общее руководство на правах инициатора проекта. — Фиксируйте любой, даже самый незначительный всплеск энергии. Вебер, вы еще не устали?
Темный эльф, входящий в патруль, отрицательно покачал головой — он на ментальном уровне непрерывно прощупывал окружающее пространство и не мог отвлекаться на разговоры.
— Еще раз, Жерар, — напомнил Бернар, — любой человек, пытающийся проникнуть в дом, должен быть уничтожен. Любой эльф, светлый или темный, остановлен и арестован.
Это наставление звучало каждый раз, когда патруль проходил мимо руководителей операции, и каждый раз наемник на слова командира реагировал одинаково:
— Я понял, разрешите продолжить патрулирование?
— Разрешаю.

— Ты бы не глазела так, красавица, — негромко произнес лысый однорукий мужик в застиранной гимнастерке, — они этого страсть как не любят.
— Да я и не глазею. — Марго поправила платок и улыбнулась инвалиду: — А зачем они вокруг дома выстроились?
— Разбирают по кирпичику, а зачем, нам не доложили — вздохнул однорукий. — Ты откуда взялась, красавица?
— К подруге в гости пришла, она в этом доме живет — Марго старалась незаметно осмотреть все, что происходит вокруг.
— К подруге пришла, — инвалид вздохнул. — Где-то тут она находится. Из дома всех жильцов выгнали, сволочи, посреди ночи.
— Эй, там, молчать! Не разговаривать! — ближайший пастор злобно посмотрел на людей и демонстративно глянул на свой острозаточенный меч.
Марго тихонько ойкнула и спряталась за спину однорукого.
Увиденное ее не порадовало. Высотка была полностью оцеплена. Вооруженные пасторы в черном стояли плечом к плечу, пресекая любые попытки жителей приблизиться к зданию. Пройти сквозь эту цепь для нее не представляло никакого труда, но Марго прекрасно понимала, что, как только она применит свои способности, ее тут же засекут наблюдатели эльфов. В том, что они здесь были, женщина не сомневалась: Марго успела заметить стоящую в отдалении троицу и была уверена, что это и есть эльфы. Тем не менее ей было необходимо попасть внутрь дома. Как можно скорее. Камень звал ее. В голове гудел его мощный призывающий голос.
Она и так почти опоздала.
Наиболее удобное для проникновения место Марго нашла легко: забор идущей неподалеку дома подходил вплотную к кольцу оцепления, людей там практически не было, зато прямо за спинами пасторов находилась маленькая дверь, ведущая в подвал многоэтажного дома. Дальнейший путь проблем не вызывал — женщина превосходно ориентировалась во внутреннем устройстве здания, она знала точное расположение мебели в каждой квартире, знала где проржавели трубы и еще очень много всего, — оставалось только выбрать подходящий момент и добраться до этой двери.
Марго поправила прическу и еще раз внимательно осмотрела пасторов — эльфов пока по близости не было. Пора? Голос камня в ее голове, его жгучее нетерпение, страшная боязнь не успеть толкали вперед, но холодный рассудок требовал — ждать. Слишком много поставлено на карту. Ошибки быть не должно. И оказалась права. Не прошло и двух минут, как из-за угла дома появилась небольшая процессия. Впереди вышагивал широкоплечий рыжеволосый мужчина в армейской форме неизвестного образца. Де Бонне, узнала Марго, — элитный наемник, с таким лучше не связываться. Следом медленно шел высокий черноволосый темный эльф, судя по затуманенным глазам, он прощупывал пространство, выискивая любой выброс энергии. Замыкал процессию кряжистый белобрысый светлый эльф, державший наготове грозный боевой лук.
«Все собрались, — усмехнулась про себя Марго. — Никто не проигнорировал снос дома. Ну что же, этого следовало ожидать».
Патруль не спеша проследовал вдоль оцепления и скрылся за следующим углом. Марго выждала еще пару минут, глубоко вздохнула и сжала кулаки — вот теперь пора!

— Есть выброс энергии! — Вебер широко распахнул черные глаза.
— Где? — резко обернулся де Бонне.
— Источник не обнаружен, но волна энергии к тыльной стороне здания! Мы только что там были!
— Сообщите командующему! — Жерар развернулся и помчался обратно.

Наведение морока было одним из простейших заклинаний. Голос в голове Марго произнес его несколько раз, и она все запомнила. Короткая, произнесенная шепотом фраза, минимальная концентрация, толика магической энергии, и Марго стала невидимой для обычных людей. Она просто растворилась в воздухе и со всех ног помчалась к шеренге пасторов.
— Стоять!
Краем глаза Марго увидела, что плешивый старичок бросился ей наперерез. Эльф? Как он смог ее увидеть? Но он был слишком далеко. Марго оттолкнула обалдевших от неожиданности пасторов — трудно не удивиться, когда какая-то невидимая сила толкает тебя из пустоты, — и побежала к заветной двери. Над ее головой с тихим шелестом пролетела и врезалась в стену дома метательная звездочка. Старичок оказался не слишком расторопным. Еще два шага — и Марго, рывком распахнув дверь, стала для него недосягаемой.

— Всплеск энергии у входа в подвал!
— Это он! Это Черный камень! — Черные глаза Эльмара Адлера возбужденно засверкали. — Он открывает портал! Я уверен! Рябинин! Ко мне!
К эльфам подбежал запыхавшийся епископ.
— Перекрыть все выходы! Направить внутрь дома еще людей!
— Там уже двести человек находятся! Посты на каждом этаже!
— Еще людей в дом, сука! — взорвался де Лепаж. — Все коридоры, все квартиры прочесать сетью! Заглянуть в каждый сортир! Головой ответишь, урод!
Епископ в ужасе побежал к дому, отдавать новые приказы.
— Всех пасторов в режим боевой готовности! Уничтожить любого, кто выйдет из здания!
— Как он прорвался? — вздохнула Сильви. — Мы же контролировали все пространство.
— Она, — поправил эльфийку Адлер, — мне только что сообщили, что это была человеческая женщина. Она каким-то образом овладела магией, сотворила заклинание морока и проскочила. Мой наблюдатель оказался нерасторопен.
— Посмотрим, как эта чертовка будет выходить оттуда, — проворчал де Лепаж. — Клянусь Умершим на кресте, ей придется здорово потрудиться.
Эльмар задумчиво поправил перстень-дракон.

Comments