?

Log in

No account? Create an account

Наемники Лусеро Торо: Черный перстень. Пролог (продолжение)

Продолжение пролога.

[Spoiler (click to open)]
Падилья Лопес поклонился и быстро отбежал обратно к шеренге неподвижно стоящих пасторов.
— Грамотный человек, — одобрил де Лепаж.
— Просто хороший исполнитель, от него ничего другого не требуется, — кисло улыбнулся Эльмар Адлер. — Я на все сто процентов уверен, что они никого не задержат.
— Тогда для чего их сюда вызвали? — недоуменно спросил командир элитного отряда: — Я не понимаю. Если вы заранее уверены в некомпетентности пасторов, то почему бы не выставить оцепление из моих подчиненных?
— Почему же сразу некомпетентность. Я просто хочу проверить их на вшивость, мой человек находится неподалеку и наблюдает за происходящим. — неопределенно махнул рукой Эльмар. — Если кто-то из пасторов причастен к диверсионной деятельности, то я хочу знать это.
— Нельзя же так жить, нужно хоть кому-то доверять. Кажется, к нам гость, — буркнул де Лепаж.
Эльмар повернулся и небрежно махнул рукой:
— Ничего страшного, Бернар, это Лоренцо Камачо Коронель, самый главный из пасторов. Странно, что вы с ним не знакомы. Именно его отец открыл городские ворота перед Императором. По моей просьбе он некоторое время поприсутствует здесь.
— А зачем потребовалось его личное присутствие? — удивилась агент внешней разведки София.
Агент внутренней разведки сделал загадочное лицо:
— Он тоже находится в списке возможных подозреваемых.
К окруженному высотному дому подъехал роскошный блестящий экипаж, подножки которого облепили рослые пасторы, одетые в ярко-красные костюмы. Со всех четырех сторон блестящий экипаж окружали не менее роскошные матово-черные экипажи. Как только центральный экипаж остановился, из сопровождавших повыскакивали дополнительные охранники в красном, и тесным строем опоясали выбравшегося из кареты кругленького, усатенького и лысого человечка. Часть пасторов, из стоявших в оцеплении, быстро образовал вокруг вновь прибывшего второе кольцо, надежно защитив эту очень важную персону от любой опасности. Эльмар презрительно ухмыльнулся:
— Посмотрите на это чудное зрелище, Бернар. Наш самый преданный, по его словам, видинот так сильно боится своих собственных подчиненных, что его охраняют лучше, чем наместника. Но при всем этом он требует от них абсолютной преданности во всем. Как можно что-то требовать от того, кого боишься. Смотрите: от обычных людей Камачо Коронеля охраняют пасторы в синей форме. А теперь обратите внимание на людей в красном, это особо приближенные телохранители, они защищают его от остальных пасторов, поскольку среди них может оказаться убийца, подосланный кем-нибудь из самого близкого окружения.
В это время Лоренцо Камачо Коронель выслушал доклад Падильи Лопеса, после что-то громко ему объяснял, время от времени указывая рукой на стоящих в отдалении трех эадрисов. Что именно он говорил было не слышно, но, когда роскошные экипажи главы пасторов и его охраны умчались в неизвестном направлении, Сантьяго, чуть не споткнувшись, побежал к своим подчиненным.
— Обычный инстинкт самосохранения, — передернула плечиками София. — Если вспомнить, что его отец сдал целый город, то этому человеку есть чего бояться. Я не удивлюсь, если он спит с мечом в обнимку.
— Сильно развитый инстинкт, — подтвердил советник наместника. — Но добиваться уважения от своих подчиненных прячась за спинами охраны, не самый лучший…
— Разрешите доложить?
Эльмар Адлер не успел договорить, его окликнули, и собеседники обернулись.
— За последние полчаса никого подозрительного замечено не было. Все местные жители разошлись по домам. Обстановка полностью контролируется, — сообщил Жерар де Бонне, широкоплечий рыжеволосый мужчина в военной форме отряда «Мастифы». По слухам, этот умелый и талантливый наемник должен был сменить Бернара де Лепажа на посту командира отряда. — Господин Адлер, вы уверены в источнике своей информации?
— Продолжайте, Жерар, — приказал Эльмар. — Фиксируйте любую, даже самый незначительную странность. Я вам полностью доверяю в этом вопросе. Они придут сегодня, я в этом уверен. Не знаю, как это объяснить, но они придут. Мои инстинкты еще не разу не подводили. Вебер, вы еще не устали?
Воин, одетый в легкую броню, отрицательно покачал головой — он внимательно изучал всех присутствующих с целью предугадать и предотвратить любые возможные действия вероятного противника и по этой причине не мог отвлекаться на разговоры.
— Еще раз, Жерар, — напомнил Бернар, — любой видинот, пытающийся проникнуть за оцепление, должен быть уничтожен. Любой эадрис задержан и доставлен сюда.
Это наставление звучало каждый раз, когда патруль проходил мимо руководителей операции, и каждый раз воин на слова командира реагировал одинаково:
— Я понял, разрешите продолжить патрулирование?
— Разрешаю.

— Ты бы не глазела так, красавица, — негромко произнес лысый однорукий мужик в затертом и дырявом плаще, — они этого страсть как не любят.
— Да я и не глазею. — Марго поправила платок и улыбнулась инвалиду: — А зачем они около этих руин выстроились?
— Кто же их знает, нам не доложили — вздохнул однорукий. — Ты откуда взялась, красавица?
— К подруге в гости пришла, она здесь недалеко живет. — Марго махнула рукой в неопределенном направлении, при этом старалась незаметно осмотреть все, что происходит вокруг. — А ее дома почему-то нет, может здесь где стоит.
— К подруге пришла, — инвалид вздохнул. — Может и стоит. Здесь много народу было, сейчас почти все разошлись.
— Эй, там, молчать! Расходитесь по своим домам! Здесь не нет ничего интересного! — Ближайший пастор злобно посмотрел на людей и демонстративно глянул на свой острозаточенный меч.
Марго тихонько ойкнула и спряталась за спину однорукого.
Увиденное ее не порадовало. Разрушенный храм была полностью оцеплен. Вооруженные пасторы в синем стояли практически плечом к плечу, проскользнуть сквозь такое оцепление незамеченной было нереально. Отвлечь внимание всех пасторов одновременно также не представлялось возможным. Если она попробует пойти на прорыв, ее тут же зафиксируют наблюдатели эадрисов. В том, что они здесь были, девушка не сомневалась: Марго успела заметить стоящую в отдалении троицу и была уверена, что это и есть руководители операции. Тем не менее ей были выданы точные инструкции: любой ценой проникнуть в подземелье под храмом, найти в тайнике черный перстень и вынести его наружу. Медлить было нельзя. Завтра утром она должна передать перстень нанимателю, не позднее шести часов. Объяснить подобную срочность тот отказался, но пригрозил жестокой расправой над семьей Марго.
Нужно было спешить.
Неожиданно она заметила одну очень важную деталь, которую почему-то пропустила днем, когда осматривала руины: одна из мраморных колон наклонилась так низко, что почти касалась каменой стены. Черная, густая тень от этой колонны полностью закрывала узкую щель между плитами пола. Щель была узкой для мужчины, чтобы проникнуть туда придется снять с себя всю броню, а на это уйдет драгоценное время. А вот она, Марго, сможет легко проскользнуть туда, главное пробраться незамеченной до той упавшей колонны. Самый оптимальный путь проходил по верху каменной стены, потом аккуратно вдоль колонны вниз и под землю — в принципе, такой маршрут был оптимален и относительно безопасен. Неизвестный заказчик, он все время скрывал свое лицо под маской, заставил ее выучить карту подземного лабиринта — Марго превосходно ориентировалась в хитросплетениях коридоров, она смогла бы по памяти пройти из одного конца подземелья в другой с закрытыми глазами. К месту расположения тайника она выучила несколько маршрутов, на случай если что-нибудь пойдет не по плану. Хотя, не по плану все пошло с самого начала — встретить здесь оцепление она совсем не ожидала.
Марго поправила прическу и еще раз внимательно осмотрела близстоящих пасторов, лица у них были решительными, в глазах горела готовность действовать. Но многочасовое стояние под дождем в оцеплении принесло свои результаты — у многих уже был уставший вид, это также говорило о снижении бдительности. Эадрисов, прогуливающихся вдоль шеренги пасторов, пока не было видно. Судя по всему, они в данные момент находились на противоположном конце оцепления. Марго отделилась от толпы зевак и ушла в сторону. Внимательно осмотрелась — никого нет, прислушалась — тихо. Вытащив из-под плаща длинную тонкую веревку с кошкой на конце, она закинула ее на стену и проворно вскарабкалась на самый верх. Легла на мокрый холодный камень и еще раз осмотрелась — никто не заметил ее акробатических упражнений. Марго быстро перебралась по стене поближе к руинам храма и замерла, холодный рассудок требовал — ждать, не стоит действовать сгоряча. Наблюдатели где-то здесь, если она начнет действовать слишком нагло, ее засекут. Нужно ждать, ошибки быть не должно. И оказалась права. Не прошло и двух минут, как внизу прямо перед шеренгой пасторов появилась небольшая процессия. Впереди вышагивал широкоплечий рыжеволосый мужчина в армейской форме имперского образца. Де Бонне, узнала Марго, — очень хороший солдат, с таким лучше не связываться. Следом медленно шел другой высокий черноволосый эадрис, судя по колючему взгляду, он высматривал возможных провокаторов, такому лучше на глаза не попадаться, сразу все поймет. Замыкал процессию кряжистый белобрысый светлый эадрис, державший наготове грозный боевой лук.
«Почему они здесь собрались? — Неожиданно подумала Марго. — Неужели они все ждут меня? Кто-то слил информацию. Кто же это мог быть? Я никому не рассказывала, чем занимаюсь, значит это кто-то из окружения заказчика. Нужно, кстати, заставить его снять маску.»
Патруль не спеша проследовал вдоль оцепления, Де Бонне поинтересовался у крайнего пастора о подозрительных лицах, после чего направился в обратном направлении. Марго выждала еще пару минут, глубоко вздохнула и сжала кулаки — вот теперь пора! Закрепив веревку на стене, она ловко соскользнула вниз — в глубокую спасительную тень от упавшей колонны.

Comments