?

Log in

Наемники Лусеро Торо: Черный перстень. Пролог (начало)

Итак, начнем.
Времени совсем не хватает, а идей очень много.
Начинаю выкладывать абсолютно полностью переделанный роман о наемнике Макарове.
Теперь это будет темное фэнтази.

[Spoiler (click to open)]
6 октября, 2349 год от Рождения Бессмертного Императора.
Город-государство Мерихильд. Северо-Восточный район.

Начался сезон дождей, самое плохое во всех смыслах время года. Торговые маршруты между центром империи, завоеванными провинциями и городами-государствами практически прекратили свою деятельность. Победоносные войска Бессмертного Императора остановили свое продвижение на юго-восточном направлении. За стенами городов основная жизнь замерла до лучших времен. Только самые отчаянные и рискованные авантюристы покидали безопасные города, окруженные крепкими каменными стенами, и путешествовали по бескрайним просторам империи Видогар.
Весь день шел холодный бесконечный дождь. Ближе к вечеру он постепенно превратился в мелкую изморозь, заставляющую редких прохожих поглубже закутываться в теплые одежды и ускорять шаги, чтобы быстрее попасть в свои дома, согреваемые пылающими очагами, которые в это время года никогда не гасли. Улицы города постепенно превращались в скользкие и грязные тропы, по которым никто не ходил без особой на то причины. Возле одного из древнего полуразрушенного здания, прижавшегося одним боком к высокой каменной стене, отделяющей резервации видинотов от районов, в которых проживали свободные эадрисы, собралась довольно приличная толпа народу. Отвратительная погода интересовала их в последнюю очередь.
Гораздо больше собравшихся занимало другое. Они стояли в некотором удалении от древнего храма, некогда построенного в честь бога Онбы, который был покровителем города. Когда-то это было прекрасное здание с величественными статуями внутри и колоннадой по периметру, а внутри храма горел вечный священный огонь. Теперь поклонение богу Онбе было признано ересью, его храм разрушен, статуи сброшены на землю и разбиты. Но даже все это не смогло повергнуть в небытие былое величие, несколько уцелевших колонн горделиво высились над лачугами. Огромные мраморные колонны всем своим видом напоминали, что совсем недавно, каких-то пятьдесят лет назад, Мерихильд был совсем другим городом – одним из союза независимых городов-государств Золотого Востока. Теперь все эти города пали, не выдержав напора бесчисленных армий империи Видогар и ее бессмертного правителя.
По ночам в глубоких подземельях под святилищем проходили тайные церемонии поклонения мертвому богу, на которых потомки жрецов приносили щедрые жертвы и молили бога вернуться назад и спасти город от завоевателей. Слышал Онба их молитвы или нет, было не известно. Но то место, над которым некогда горел вечный огонь, всегда было таким теплым, что вселяло в сердца жрецов надежду, и они не прекращали своих тайных мероприятий.
— Что здесь происходит? — возмущенно спрашивал у собравшихся лысый однорукий мужик в затертом и дырявом плаще. — Они что, решили совсем храм разрушить?
— Наверное. Для чего тогда сюда столько народу посреди ночи согнали? — согласился с инвалидом бородатый старичок. — Хотят у нас последнюю надежду отобрать.
— И то верно! — неожиданно громко поддакнул вечно его пьяный сосед, и сделал глоток из небольшого глиняного кувшинчика. — Они хотят, чтобы мы на улицу даже носа не высовывали! Чтобы сидели по домам и молчали в тряпочку. Наместник боится, что император вернется и накажет его за то, что в городе происходит. — Украдкой оглянувшись по сторонам, он прошептал лысому мужику в самое ухо, — Ходят слухи, будто бы в городе шпионы какие-то появились и готовят свержение власти.
— Тише ты! — одернула его дородная жена. — А то еще услышат!
— И пусть слышат!
— За такие разговоры запросто к Серым Псам отправят, — покачал головой бородатый старичок. — что бы тем было на ком тренироваться.
— Пусть слышат! — не унимался сосед, и снова отхлебнул из кувшина. — Если нужно, то я сам к этим шпионам пойду, помогать буду.
Разговор затих, и все одновременно посмотрели на руины храма, окруженного гордо смотрящими в мокрое небо мраморными колоннами. Тем временем все подходы к храму были взяты под охрану пасторами — детьми предателей из числа видинотов. Они перешли на службу к завоевателям, как только стало понятно, что город не удержать и что всех защитников ждет неминуемая кара. Несколько десятков человек окрыли ночью городские ворота и впустили передовые отряды Бессмертного Императора в крепость. За это потом они все были щедро награждены и получили руководящие посты в службе наместника. Все потомки предателей были навечно освобождены от уплаты налогов и получили титулы пасторов. Несмотря на то, что многие из пасторов сочувствовали основному населению Мерихильда и всячески пытались облегчить им существование, ненависть, которую видиноты питали к предателям, передалась и на их детей.
Пасторы, взявшие под охрану древних храм, были одеты в одинаковую синюю форму и вооружены одинаковыми короткими обоюдоострыми мечами. Командир отряда приказал всем расходиться и для убедительности приставил острие меча к горлу бородатого старика. Повторно приказывать не пришлось, проблемы не были нужны никому и промокшие люди быстро разошлись по домам.

— А закончилось все тем, что Торговый Орден выставил армии Серых Псов счет за порчу груза и требует с нас компенсацию, — высокий, затянутый в серую форму с оскаленной головой собаки на левом предплечье, с двумя катанами, за спиной старик с карими миндалевидными глазами выдержал паузу. — Не правда ли, наглецы?
Старика звали Бернар де Лепаж, он был бессменным командиром элитного отряда Серых Псов «Мастифы», а его рассказ был в первую очередь обращен к красавице Софии. Прекрасная представительница службы внешней разведки, была одета в простую белую юбку и белую кожаную курточку, стянутую на тонкой талии ремнем, вежливо улыбнулась в ответ. За спиной у нее виднелся изогнутый лук, и, хотя он казался всего лишь игрушкой, в умелых руках это было грозное и смертоносное оружие. Голова Софии была перехвачена белой лентой, которая придерживала роскошные светлые волосы. София была еще молода — всего тридцать лет, что по меркам жизни эадрисов было примерно серединой юности, — но уже занимала видное положение в организации и была отмечена несколькими серьезными наградами.
—Уверена, что вы сумеете отстоять интересы своих подчиненных, Бернар. — Огромные ярко-зеленые, цвета молодой листвы, глаза Софии скользнули по и переместились на третьего собеседника: — А вы что скажете, коллега? Наместник и шагу не делает без ваших советов, а тут прямое вмешательство во внутренние дела армии самого Императора. Что вы ему нашептали на ухо, если не секрет?
— Пока ничего. Но я точно знаю, что Император уже очень давно отказывается от выделения воинов для сопровождения караванов Ордена, с тех пор как эти «подданные» попытались стребовать с него убытки за погибшее во время шторма судно. Проблема решилась только после казни главы Торгового Ордена прямо перед его подчиненными. Новый глава сразу отказался от каких-либо претензий. Так что, уважаемый де Лепаж, можете попробовать этот старый проверенный способ, правда вам тогда придется выплатить наместнику компенсацию, но мы всегда сможем договориться о цене.
Третий и последний участник разговора — высокий мужчина в элегантном черном костюме — резко выделялся среди своих собеседников. Аккуратно зачесанные черные волосы, слегка заостренные уши с серьгами в виде черных драконов, чеканный профиль, черные, глубоко посаженные глаза, на правой руке перстень-дракон, обившийся вокруг пальца, независимые манеры и удивительная свобода, которая сквозила в каждом его движении, притягивали внимание окружающих. И самое главное, опасность. Эльмар Адлер, личный советник наместника и по совместительству глава службы внутренней разведки, всем своим видом излучал опасность. Благодаря своим личным качествам, он пользовался особой любовью у Бессмертного Императора. А во внешней разведке его, напротив, боялись, потому что никогда нельзя было угадать, что на уме у этого гениального стратега-самоучки. Очень часто получалось, что особо секретные операции службы внешней разведки, разрабатываемые в очень секретной обстановке специальным отделом, в итоге являлись всего лишь небольшим этапом в операции Эльмара Адлера, которую он придумал за несколько часов.
— Скажите, Эльмар, — снова обратилась к нему София, — вы действительно верите в эти слухи?
— В какие именно, прекрасная госпожа? — так широко улыбнулся в ответ Эльмар, что по спине девушки пробежали мурашки. — Вы позволите мне так называть вас?
— Позволю. — Огромные ярко-зеленые, цвета молодой листвы, глаза Сусанны скользнули по лицу шпиона. — Думаю, мне будет приятно подобное обращение.
— Благодарю, — снова улыбнулся Эльмар. — Так в какие именно слухи я должен верить, прекрасная госпожа?
— О том, что в городе появилась сеть тайных агентов, например. О том, что неподалеку от сюда, на руинах древнего города появилось племя оборотней, которых уничтожили много столетий назад. И якобы, эти самые агенты знают способ, с помощью которого можно управлять этими самыми оборотнями. Что вы обо всем этом думаете?
— Прекрасная госпожа, я не верю в слухи и сплетни, я их сам создаю, если это необходимо для выполнения возложенных на меня обязанностей. В отличии от вашей организации я пользуюсь исключительно проверенной информацией, источники которой меня еще ни разу не подводили, — личный советник наместника в очередной раз широко улыбнулся. — В подтверждении моих слов могу отметить, что когда я сообщил эту новость наместнику, он незамедлительно приказал взять это место под круглосуточную охрану и убивать всякого, кто сюда приблизится, — он указал рукой на руины храма, — Виктория незамедлительно прислала вас, и даже армия, по совершенно непонятной мне причине, решила принять в этом мероприятии участие и прислала своих представителей.
— История научила нас внимательно относиться к любой информации, даже непроверенной, — задумчиво произнесла София, — так что все-таки находится под этим строением? Для чего нужна такая срочность? Неужели нельзя было подождать до утра?
— Я считаю, что лучше не рисковать, — проворчал де Лепаж. Старого солдата немного обижал тот факт, что, несмотря на все его усилия, светловолосая красавица уделяет больше внимания долговязому шпиону. — Необходимо засыпать все входы в подземелья под этим храмом, а само здание сравнять с землей.
— Я бы не был столь категоричен, — мягко не согласился с солдатом его собеседник. — Никто не будет засыпать подземелье. Более того, необходимо сохранить все в целости и сохранности. Если, конечно, так можно сказать об этих руинах. Согласно вот этого приказа, — Эльмар двумя пальцами вытащил из внутреннего кармана плаща запечатанный конверт с эмблемой Императора и подал его де Лепажу, — вы и ваши люди переходите в мое полное подчинение. Пока я не получу то, что находится под храмом, можете считать меня своим командиром. Нужно сделать так, чтобы наш противник свободно проник в подземелье и нашел то, зачем пришел. После этого их нужно арестовать и доставить ко мне.
— Тогда для чего установили оцепление из пасторов? — спросила София.
— От этих идиотов нет совершенно никакого прока. Я уверен, что даже младенец спокойно пройдет сквозь это оцепление и выйдет обратно.
— Тогда зачем они здесь? — снова встрял в разговор де Лепаж.
— Я не смог переубедить наместника в обратном. Его страх перед Императором сильнее здравого смысла. Гораздо сильнее, к сожалению.
— Понятно.
— Ни вы, мой старый друг, ни наша очаровательная спутница, — Эльмар элегантно склонился в сторону девушки, — не станете отрицать, что наместник не совсем хорошо справляется со своими обязанностями. Единственное, что мешает его голове навсегда попрощаться с телом, это то, что он является родственником Императора.
— Это, несомненно так, — согласился было «Мастиф», но быстро сориентировался в ситуации и добавил. — Не в моей компетенции обсуждать решения, принимаемые наместником. Любой его приказ я выполню с огромной радостью. Любой.
Эльмар Адлер подмигнул ему и обратился к девушке:
— А вы как думаете, София?
— Возможно, вы правы, но я соглашусь с мнением господина де Лепажа. — осторожно ответила та. — Вы нас в чем-то подозреваете?
— Да ладно вам. Это просто шутка. Зачем мне искать врагов империи в рядах ее самых преданных защитников? К тому же, я довольно подробно изучил ваши досье. Вы оба вне подозрений.
— Что значит «ваши досье»? — возмутилась София. — Откуда они у вас?
— У меня много чего есть. Но давайте вернемся к нашему заданию. Информацию о шпионской ячейке в городе я получил три дня назад. Вчера я выяснил их приоритетную цель — черный перстень, символ власти над племенем черных оборотней. Хозяин этого перстня становится вождем племени. — Эльмар оглянулся и повелительно окликнул стоящего на почтительном удалении пастора: — Эй, вот вы, видинот, подойдите сюда.
— Слушаюсь!
Вызванный пастор не знал, кем именно является этот человек в черном костюме, но он привык беспрекословно подчиняться приказам эадрисов, и сейчас, подбежав, преданно вытаращил на Эльмара Адлера глаза.
— Как вас зовут?
— Сантьяго Падилья Лопес.
— Как звучит ваше задание, пастор?
— Оцепить руины храма бога Онба! — бойко отрапортовал Падилья Лопес. — Никого не впускать и никого не выпускать! Нарушителей-видинотов убивать на месте. Эадрисов задерживать и не отпускать без приказа наместника или его полномочного представителя.
— Хорошо. Можете вернуться к своим людям.

Comments