?

Log in

No account? Create an account

Макаров: Черный Камень (глава 5)

[Spoiler (click to open)]


[Spoiler (click to open)]
Московская территория, Северо-Западный округ, Серебряный Бор, вилла Марго.

— И с кем ты здесь живешь? — поинтересовался Антон, останавливая экипаж у ворот роскошной виллы на самой окраине Серебряного Бора.
Все что находилось на территории виллы скрывал высокий забор, виднелись только вершины парковых деревьев, да часть кирпичной крыши.
— Очень хотелось бы жить здесь одной, — улыбнулась Мария, — но, к сожалению, нет. Это дом моей… гм, одной родственницы.
— Ты нас познакомишь?
— Ага, как-нибудь.
Мария потянулась к Антону и крепко поцеловала его в губы.
— Мы увидимся сегодня? — наемник мягко задержал девушку.
— А ты чем-то еще хочешь меня поразить?
— Всем, чем только захочешь, и даже еще больше.
— Хорошо, тогда до вечера.
— Договорились.
Антон проследил за тем, как девушка уверенно вошла в открывшуюся калитку, обвитую плющом, и развернул экипаж, он спешил в трактир «Круглый квадрат» на встречу со своим напарником.

— Где ты была?
Марию поразил даже не тон, которым был задан вопрос, а то что Марго посмела влезать в ее личную жизнь?
—Я тебя спрашиваю, где ты была всю ночь?
— Со своим новым другом.
— С каким еще другом?
— Это — мое личное дело!
— Почему ты оставила Андрея?
— А почему я должна была оставаться с ним?
Марго осеклась. Девчонка вела себя очень агрессивно: слегка напряженная поза, яростно искривленные губы, пылающие глаза и, самое главное, всплеск магической энергии. Если вовремя на остановиться, то разрушительная мощь может вырваться наружу. Все это говорит о том, что вмешательства в свою личную жизнь эта малышка не потерпит.
«Надеюсь, речь действительно идет только о личной жизни. Не стоит перегибать палку».
— Мария, девочка моя, извини меня, пожалуйста, — Марго понизила голос и взяла себя в руки, — я волновалась. Ведь ты же единственный родной человек. Ты исчезла, не предупредила…
«Может быть, она испытывает ко мне материнские чувства? Кто поймет этих старушек?»
— А разве Андрей не рассказал, с кем я ушла? — невинно поинтересовалась Мария. — Или он еще не очухался?
— Ну почему же рассказал, — помолчав, кивнула Марго. — Он все подробно рассказал. Неужели на тебя произвел такое сильное впечатление кабацкий мордобой.
— Дальнейшие впечатления были еще лучше.
Колдунья решила не обращать внимания на вызывающую откровенность девчонки.
— На твоем месте я не стала бы очень сильно доверять наемнику… Кто знает, что у него на уме и на что он способен?
— На многое, и мне это понравилось.
— Не смей разговаривать со мной в таком тоне, — не выдержала Марго. — Не забывай, кто я!
— Тогда не веди себя как моя мать! Я сама буду решать, с кем проводить время!
— Я считаю, что тебе не следует спать с эльфийским прихвостнем.
— Я все сказала! Это мое личное дело!
Мария гордо повернулась и вышла из комнаты, хлопнув дверью.
«Мерзавка!»
Необузданность малолетних помощниц становилась невыносимой. Нужно срочно принимать жесткие меры, чтобы держать всех под контролем. Нужно что-то придумать.
«А знаю, чем тебе помочь, — неожиданно подсказал голос в ее голове. Голос принадлежал сущности из Черного Камня. — однажды, очень-очень давно я уже делал нечто подобное?»
«И что же это?».
«Тебе понадобится десять древних колец. Одно кольцо тебе и девять для избранных, только нужно действовать очень быстро, иначе эльфы могут почувствовать опасность. Кольца находятся у старца в Проклятой Пустоши, ты с ним уже знакома. Убеди его отдать тебе кольца».
Ладно, значит, нужно найти девять одинаковых чистых золотых колец без камней и гравировки, и одно кольцо отличное от остальных. Потом следует положить кольца на Черный Камень и сутки не трогать их. После чего провести Церемонию Посвящения, на которой нужно раздать кольца последователям. Если все сделать правильно, то все последователи станут верными и надежными помощниками. Если же нет, то придется искать других последователей. Очень бы этого не хотелось, потому что в этих вложено много сил и труда. Но сущность из камня была уверена в успехе. К тому же у сущности появилось имя — он стал называть себя Моргот Бауглир или Мелькор.
В том же, что этот план осуществится, ведьма не сомневалась. Последний разговор с Мелькором вселил в нее просто нечеловеческую уверенность.
Марго успокоилась, пошла в кабинет. Как бы теперь ни сложились события, теперь ей потребуется новое имя. Сделать документы не составляло большого труда, за долгие годы жизни ведьма наработала огромные связи в уголовном мире. Марго никогда не обращалась к таким личностям напрямую, всегда только через подставных лиц, по цепочке из нескольких посредников. Если бы кто-нибудь начал задавать лишние вопросы, то всегда можно было обрубить концы, не вызывая к себе никаких подозрений.
Ведьма выбрала одно из нескольких десятков удостоверений, лежавших в секретном ящике письменного стола и полистала немного потертую книжицу. Евгения Васильевна Щербакова, не замужем, детей нет. Почему это имя ей сразу понравилось, и она решила остановить выбор на нем.
«Евгения Васильевна Щербакова — очень богатая женщина, почему мы раньше не были знакомы, она бы стала моей лучшей подругой!»
И Марго улыбнулась своей мысленной шутке. Ее новая личность будет очень богатой. Марго всегда была равнодушна к богатству, она просто понимала его необходимость. Марго начала процесс обогащения после обретения Черного Камня, это была даже не ее идея, а предложение сущности. Ведьма никогда не задумывалась об этом, но именно тогда голос из Черного Камня начал захватывать все ее мысли и направлять в нужную ему сторону. Начинала Марго по мелочам: обманывала доверчивых людей, продавая им собственноручно изготовленные эльфийские лекарственные снадобья, покровительствовала мелким уголовникам, скрывая их пасторов. Затем, по мере увеличения способностей и возможностей, она вышла на более высокий уровень: стала сотрудничать с крупными фигурами теневого бизнеса… Марго занималась своими делами очень успешно, не рискуя понапрасну, и поэтому накопила огромное состояние. Если бы она захотела, то могла бы составить конкуренцию даже Торговому Ордену.

Подмосковная территория, Эльфийский остров, Зеленая Роща, Зеленый Дом, тронный зал.

В Зеленом Доме царил переполох. В экстренном порядке был собран в полном составе совет. За все время правления королевы Мари-Доминик Жюльетт Моро полный состав совета не собирали не разу, один этот факт уже говорил о многом. Гонцы с приказом о незамедлительном созыве совещания совета были разосланы по всему острову. Огромный тронный зал Зеленого Дома очень быстро заполнился эльфами, на полном совете присутствовали: сама королева Мари, ее семь советниц, помощники и помощницы советниц, секретари. Также была вызвана Марта Депре, рослая воевода дружины «Энты» — элитного боевого подразделения Зеленой Рощи, способного выполнять поставленную задачу в любых условиях. Состав дружины был исключительно женский, что нередко вызывало насмешки со стороны противника. Обычно насмешки резко прекращались после первых потерь в рядах неприятеля. Присутствие боевого командира доказывало, что произошло нечто очень серьезное.
Королева Мари ожидала прихода своих подданных, сидя на золотом троне, украшенном гербом Рощи— великаном-энтом. Лицо королевы было задумчиво и сурово, но выглядела она, как всегда, великолепно. Пышные светлые волосы идеально уложены и перехвачены золотой диадемой, легкий макияж подчеркивал холодные зеленые глаза, внимательно разглядывающие заходивших в тронный зал, тонкое открытое платье облегало стройную фигуру, на шее висело прекрасное ожерелье из очень редкого перламутрово-розового жемчуга. Недаром, Мари считали самой красивой королевой в эльфийской истории, как болтали злые языки ее краса могла затмить даже легендарную Галадриэль — владычицу Лориэна, если, конечно, Галадриэль существовала на самом деле.
Справа от властительницы стояла советница Клотильда, именно ее рассказ королеве заставил собраться здесь всех этих эльфов, а слева Максим Бруссо — командир личной стражи королевы, и к тому же, единственный мужчина, допущенный в ее личные покои. Присутствие вооруженного Максима Бруссо, должно было отрезвляюще подействовать на наемных убийц и шпионов, если такие присутствовали в тронном зале. И как болтали те же злые языки Максим был допущен не только в покои, но и несколько дальше, о чем свидетельствовали звуки, иногда доносившиеся по ночам из покоев королевы Мари.
Наконец совет собрался, все стояли молча и почтительно ожидали, пока королева не расскажет им о поводе данного мероприятия. Убедившись, что все приглашенные явились, она коротко кивнула и негромко произнесла:
— Уверена, что многие из были оторваны от очень важных государственных дел столь неожиданным призывом, но сведения, которые я получила буквально час назад, чрезвычайно важны, поэтому я не затягивать драгоценное время. Полученная мною информация может в корне изменить равновесие сил на Терре, и боюсь, изменить не в нашу сторону.
Негромкий голос Мари разносился по полупустому тронному залу. Советчицы загалдели, заволновались, тогда первая советница королевы Надин Франсуа, почтительно поинтересовалась:
— Связаны ли эти сведения с теми актами насилия, которые творятся в последнее время? Ваши поданные уже начинают беспокоиться по поводу невиданной активности человеческих банд. Бойня в стриптиз-баре, серия ограблений, которые осуществили вышедшие из-под контроля Черные Капюшоны, включая самое нашумевшее — налет на РОССИ-банк. Все ваши советницы убеждены, я говорю от их имени, что всех капюшонов причастных к преступлениям, необходимо очень строго наказать, в последнее время они совсем обнаглели. Не хватало, что бы здесь появились человеческие пасторы и начали задавать вопросы.
— Я более чем уверена, что все упомянутые тобой, Надин, события имеют отношение к полученной мною информации, — кивнула ей королева. — Это мое личное предварительное мнение, окончательные выводы мы сделаем все вместе.
Старая советница поклонилась. Советница Клотильда сделала шаг вперед.
— Как известно уважаемому совету, я провожу расследование, посвященное возросшей активности черных оборотней. Эта возросшая активность натолкнула меня на мысль, что кто-то начал пользоваться Черным Камнем, артефактом, украденным много лет назад человеческой женщиной. Мои предположения оказались верны.
— Расследование началось после событий в человеческом стриптиз-баре? — поинтересовалась Марта Депре.
— Нет, намного раньше. Первые нападения черных оборотней произошли около трех недель назад, но тогда никто не обратил ни них внимания.
— Не тяните, советник, — приказала королева.
— Конечно, ваше величество. — Клотильда даже слегка покраснела от волнения. — Сегодня, буквально несколько часов назад, здесь, в Зеленом Доме попросила защиты и убежища черный оборотень по имени Теагест, которая, по ее утверждению, долгое время была любовницей погибшего недавно Оливье Самсона.
— Оборотень была любовницей эльфа, разве такое возможно? — изумилась молодая Сильвен.
— Как ни странно — да, хотя в архивах такие случаи не были отображены, — подтвердила Клотильда. — По ее утверждению, у нее даже будет ребенок от наемника.
— Невероятно!
— В этом-то все дело. Теагест рассказала, что наемник Самсон не хотел, чтобы его ребенок стал черным оборотнем. Он обратился к командующему армией Серых псов за помощью…
— И в чем должна была заключаться помощь?
Клотильда не обратила внимания на пылкое восклицание:
— Люсьен де Карон удовлетворил его просьбу. Он дал ему золото, чтобы Оливье мог нанять Братство Целителей. Они единственные, кто может хотя бы попытаться решить эту проблему.
— Возможно, это бы им удалось! Хотя и считаю, что это невозможно, — высказала свою точку зрения Надин Франсуа, — а какая связь между всеми этими событиями: активностью черных оборотней, якобы существующим ребенком и Черным Камнем.
— Люсьен де Карон потребовал в качестве платы принести ему этот самый Черный Камень. Оливье Самсон и Теагест выкрали артефакт у колдуньи по имени Марго и хотели передать его де Карону. Но про это узнал Эльмар Адлер и прислал людей-наемников, чтобы те убили Самсона и забрали камень. Наемники убили Серого пса, но камень не нашли, он уже был похищен. В итоге всего этого мы имеем следующее: командующий армией наемников похитил Черный Камень, и в добавок требует выдать ему темного эльфа, которого обвинил в убийстве. И еще, опять же со слов Теагест, владелец Черного Камня может управлять оборотнями, они как-то связаны между собой.
Клотильда замолчала, и в тронном зале повисла напряженная тишина. Совет тщательно обдумывал неожиданную новость.
— Если все это правда, — нарушила молчание Надин Франсуа, — то Люсьен де Карон виновен в нарушении перемирия.
— Но мы не сможем этого доказать, — покачала головой королева. — Де Карон никогда не признает, что артефакт у него.
— Мы должны потребовать у него выдать нам артефакт, — осторожно высказалась Сильвен. — Если он действительно найден, то мы обязаны его уничтожить. Черный Камень слишком опасен.
— Артефакт и правда опасен, я бы сказала смертельно опасен, — подала голос Марта Депре. — Но как к этому отнесется Эльмар Адлер, он ищет его уже очень долго. Вряд ли темный согласится отдать камень нам, а тем более уничтожить.
— Но как эта информация согласуется с последними трагическими событиями? — неожиданно поинтересовался Максим Бруссо.
Женщины посмотрели на его.
— Что вы имеете в виду? — недовольно спросила старая советница.
— То же, что и вы. Я говорю о том же, о чем вы говорили, уважаемая Надин, — обворожительно улыбнулся плечистый телохранитель. — Бойня в стриптиз-клубе, ограбление банка, история с наемным убийцей, на которого кто-то не очень удачно наложил заклятие? А Черные Капюшоны, это вообще наша зона ответственности. Какое отношение к ним имеют Серые Псы, или наши головорезы переметнулись на другую сторону?
— Согласуется. — Командирский голос воеводы дружины «Энты» резанул присутствующих по ушам. — Получив в свое распоряжение Черный Камень, командующий армией наемников проникся боевым духом и наверняка уже отдал приказ о подготовке к решительным действиям. Нагнетание нервозности можно рассматривать как один из элементов к подготовке большой войны. Пока мы будем уговаривать Люсьена де Карона отдать нам артефакт, его войска в это время нанесут подлый удар!
Среди советниц прошелестел одобрительный шепоток.
— Тогда почему де Карон требует выдать Эльмара Адлера, если камень уже у него, — не унимался Максим Бруссо.
— Это всего лишь повод. Очевидно же, что Темный Повелитель никогда не выдаст своего любимчика. И это послужит для наемников поводом для нападения на первую цель — Темные Чертоги, — отрезала Марта Депре. — Я думаю, что так все и задумано.
— Уничтожение Темных Чертогов, или хотя бы их ослабление, на руку Зеленому Дому, — поддержала воеводу Надин Франсуа. — После этого мы займем лидирующие позиции на Терре.
— То есть вы предлагаете, не мешать наемникам разгромить темных? — прищурилась понятливая Марта Депре.
— Посмотрим на развитие событий, — кивнула старая советница. — Вступить в войну мы всегда успеем. Присоединимся к победителям и получим часть военных трофеев. А при удачном стечении обстоятельств избавимся и от тех, и от других.
— Но все-таки, уж очень ловко наемник подставил Адлера, — продолжал напирать телохранитель королевы. — Темный эльф очень опытный интриган, он бы не попался в такую простую ловушку.
— Не повезло ему, наверное, день был неудачный, — хихикнула Сильвен. — Вот и красавчик доигрался. А что, вы так за него переживаете? Здесь никто не любит Адлера, он нам очень много крови испортил.
Советницы мстительно заулыбались — деятельный темный эльф никогда не вызывал у них теплых чувств, — и только королева Мари задумчиво потеребила ожерелье.
— Смерть Эльмара Адлера устроит всех нас, — подвела итог Марта Депре, — и не важно, от чьей руки это произойдет.
Максим Бруссо поморщился. Он тоже не любил старого интригана, но был объективен: однажды Адлер спас его королеву от верной смерти, и за этот благородный поступок, хотя и сделанный сугубо из практического интереса, он достоин хотя бы моральной поддержки. Судя по холодным огонькам в глазах Мари, королева была с ним согласна.
— Какое решение примет мой совет? — осведомилась она, внимательно всматриваясь в лица окружающих.
Советчицы переглянулись, Надин Франсуа кивнула и вперед вышла Марта Депре:
— Совет рекомендует Вашему королевскому величеству начать готовиться к войне, но пока занять нейтральную позицию. Битва Серых Псов и Темных Чертогов, судя по всему, уже скоро, и мы должны по максимуму использовать открывающиеся возможности.
— А как же быть с Черным Камнем?
— Совет, конечно же, помнит об этом, но считает, что нам не следует мешать действиям армии наемников, если таковые не будут направлены против ваших поданных.
Королева выслушала и кивнула:
— На первый взгляд совет принял действительно мудрое решение. Но! — Голос Мари неожиданно окреп. — Разве члены совета не понимают, что клан черных оборотней существенно усилит армию Серых Псов! Если наемники действительно готовятся к большой войне с Темным Повелителем и при этом не ищут союзников, значит, они полностью уверены в своих силах! Значит, что союзники у них уже есть. Нейтралитет может выйти нам боком. Разгромив темных эльфов, армия наемников будет непобедимой.
— Или ослабнет!
— Вы снова забываете об оборотнях! Я помню, чем закончилась Война Второго Солнца, тогда только объединив все три армии, мы сумели запереть оборотней в заброшенных городах. А сейчас, мы даже не знаем примерной численности зверей, возможно, что они сами расправятся с Темными Чертогами, без помощи наемников. Справиться с такой силой мы не сможем. Я считаю, что Зеленая Роща обязана самым решительным образом остановить войну! Я считаю, что мы должны всеми силами удерживать установившееся за долгие годы шаткое равновесие! Командующий армией Серых Псов Люсьен де Карон и его генеральный штаб сегодня же получат наш ультиматум! — Мари медленно оглядела замерший совет. — Правом, дарованным мне великим Энтом, я объявляю предвоенное положение!
Рослая Марта Депре радостно вскинула подбородок.

— Членам совета очень не понравилось твое решение, — мягко заметил Максим Бруссо, когда последняя советчица покинула тронный зал. Эта была Надин Франсуа, в дверях она оглянулась, посмотрела в зеленые глаза королевы и покачала головой. — С тактической точки зрения их предложение было более взвешенным.
Королева рассеянно потеребила свое жемчужное ожерелье.
— Ты тоже веришь, что все последние акты насилия были разработаны стратегами наемников? Что это лишь этап подготовки к войне?
После завоевания планеты ни эльфы, ни наемники старались лишний раз не нагнетать обстановку. Темный Повелитель правил Террой через посредников-людей и собирал налоги — этим контакт ограничивался, если не возникало каких-то проблем. Но и большинство этих проблем с успехом решала подконтрольное ему церковь Умершего на кресте. Храмовники совместили в себе светскую и религиозную власть. Такого же принципа придерживались и Зеленая Роща, и армия наемников, они без лишней надобности никогда не вмешивались в то, что происходит на человеческих территориях, если это не несет угрозы для эльфийского сообщества. Поэтому что бы ни случилось, на первом месте стояла всегда общая безопасность, и никто не отходил от этой догмы. Именно поэтому королева Мари не верила, что кто-то из Серых псов мог нарушить это неписанное соглашение.
— В это трудно поверить, — кивнул Максим Бруссо.
—Вот я так думаю. — Королева оставила в покое ожерелье и подперла подбородок рукой. — А если Люсьен де Карон действительно решился на такое, значит, за ним появилась какая-то новая сила, способная склонить чаши весов в его пользу, и мы должны немедленно принять меры, чтобы поставить его на место.
— Согласен. — Телохранитель помолчал. — Но ведь есть и еще одно соображение?
Он ласково провел ладонью по обнаженной руке королевы. Женщина с улыбкой покачала головой:
— Я понимаю, что ты имеешь в виду. Эльмар Адлер однажды спас мне жизнь, он пришел на помощь, хотя его никто не звал и никогда ничего не требовал взамен. Я намерена отдать ему долг. Немедленно займись подготовкой ультиматума.
Двери тронного зала приоткрылись, и внутрь заглянула молоденькая фрейлина:
— Ваше величество, Кантен Дюпон, глава клана Черных капюшонов, ищет аудиенции.

Одноглазый Кантен Дюпон ожидал встречи с королевой со страхом. Он не сомневался, что срочный вызов в Зеленый Дом напрямую связан с развязанными его бестолковыми подчиненными грабежами, и с ужасом готовился к самому худшему. Пока он ожидал в приемной, расположенной прямо перед тронным залом, приглашения зайти, фляжка виски почти опустела, и одноглазый ассасин совсем приуныл. Впрочем, при дворе с пониманием относились к жизненно необходимому для Черных Капюшонов употреблению алкоголя.
— Вас ждут.
Ассасин быстренько сделал очередной глоток виски, торопливо спрятал фляжку и на подгибающихся ногах вбрел в тронный зал.
— Можешь подойти поближе.
— Да, моя королева.
Кантен Дюпон застегнул плащ на все пуговицы, чтобы не было видно метательных ножей, которыми он был обвешан с ног до головы, стянул с лысой головы черный капюшон и покорно приблизился к трону.
— Приветствую тебя, моя прекрасная королева, — одноглазый ассасин судорожно сглотнул. — Чем я могу служить тебе?
— До меня дошли слухи, что Черные Капюшоны являются зачинщиками беспорядков, — грозно заявила Мари. — Твои бойцы грабят магазины, хозяевами которых являются люди. Что ты можешь сказать на это обвинение?
— Моя королева, мы не зачинщики, — испуганно пролепетал Кантен Дюпон, хотел было достать фляжку, но одумался. — Это получилось неожиданно, само-собой. Люди напали первыми! Вспомни, моя королева, именно банды бритоголовых первыми напали на магазины Торгового Ордена!
— А почему ты решил, что можешь позволить себе ответные действия? Кто дал тебе право принимать подобные решения? Кто дал тебе право вообще принимать решения?
— Может, отправить виновных патрулировать Крайние Северные территории? Я слышал там сухой закон, — предложил телохранитель королевы.
— Нет, им туда никак нельзя, — перетрусил Кантен Дюпон, судорожно сжал рукой спрятанную в кармане фляжку и рухнул на колени, — они ведь там с ума сойдут. Моя королева, это все случилось случайно! Я сам накажу их! Лично! Не надо никого на Север отправлять! Все получилось случайно!
Страх великого ассасина перед отсутствием спиртного был столь силен, что Максим Бруссо закрыл рот рукой, прикрывая улыбку.
— Банк зачем ограбили, идиоты?
— Банк точно не мы грабили, нас подставили, — слегка расслабившись, затараторил одноглазый, — это точно! Нас подставили! Это были люди! Точно люди! С ними негр был, а эльфов-негров не бывает! Банк мы не грабили!
— Ладно! Ладно! Успокойся! — поморщился телохранитель. — Не морочь мне голову, Кантен, все свидетели, как один, показали, что банк ограбила банда в черных капюшонах, вооруженная холодным оружием! — Потом он задумчиво посмотрел на королеву. — Хотя. Негр, говоришь? А ведь он прав, моя королева, среди грабителей был негр.
— Вот и я о чем! Не было нас в банке! — подтвердил одноглазый. — Не было!
— Тебе повезло, — холодно прервала объяснения одноглазого королева, — у меня нет времени проводить расследование. У Черных Капюшонов есть замечательная возможность доказать, что вас не зря приняли в Зеленую Рощу. Нужно гладить сложившееся о вас негативное мнение.
— Моя королева, сделаем все, только прикажи!
— Немедленно прекратить грабежи.
— Я уже сегодня же накажу всех своих бойцов. Всех-всех, чтобы не повадно было, — отчаянно закивал головой ассасин. — И уже сегодня повесим пару-тройку зачинщиков.
— Правильно, молодец, — одобрила его порыв королева, — но этого недостаточно. Собирай всех своих бойцов, Кантен Дюпон. Зеленый Дом объявляет предвоенное положение, и Черные Капюшоны переходят под командование воеводы Марты Депре.
— Но она же женщина… Не станут мои бойцы подчиняться женщине.
— Тогда всех повесят, тебя последним.
— Все понял, моя королева, все исполним. Так что же получается, война?
— Еще нет, но возможно. И еще, начиная с сегодняшнего дня все твои бойцы, не замешанные в грабежах, будут получать жалованье по расписанию предвоенного времени.
— Черные Капюшоны прибудут в полное распоряжение воеводы в течение часа, — пролепетал не верящий своему счастью Кантен Дюпон. — Мы готовы сложить головы во славу Зеленой Рощи и нашей прекрасной королевы Мари!

Московская территория. Элитный загородный поселок «Новый мир».

После разговора с кардиналом Кулагиным Фабиано Галло решил провести свое собственное расследование. Для начала он посетил элитный загородный поселок «Новый мир», место жительства семей клана Чеккарелли. Прибыв по месту назначения, Фабиано сразу пошел к дому своего основного и единственного конкурента. Пока он шел по широкой аллее от ворот до подъезда, то ловил на себе ошарашенные взгляды охранников, те не знали, что делать с неожиданным гостем, а приказа от хозяина почему-то все не было. Его собственные телохранители, оставшиеся за воротами особняка, также не знали, что им делать — босс отдал им свое оружие и строго запретил заходить на территорию, что бы там не происходило. Таким образом, две группы вооруженных по самые уши людей стояли друг напротив друга и ничего не делали: одна группа из-за отсутствия приказа, а вторая из-за его наличия. Тем временем Фабиано Галло, последний выживший наследник Эрнесто Росси, в одиночестве, пешком дошел до дома Чеккарелли, вежливо улыбнулся охранникам и попросит доложить хозяину о своем визите.
Эдоардо Чеккарелли принял конкурента в гостиной.
Он не стал приветствовать нежданного гостя, не подал Фабиано руки, не стал интересоваться его здоровьем или выражать соболезнования по поводу преждевременной смерти Лоренцо Грилло. Он просто вошел в гостиную, молча кивнул на кресла у пылающего камина, уселся в одно из них, кутаясь в толстый, подбитый мехом восточный халат и, глядя на огонь, негромко заметил:
— Осенью всегда мерзну. Кости так и ноют. Зимой или весной никогда не мерзну, а вот осенью — постоянно.
— Наверное, потому что осенью влажно очень, — подумав, сообщил Галло и уселся в предложенное кресло.
— Нет, совсем в другом. — Чеккарелли поерзал, устраиваясь в кресле поудобнее и протягивая ноги к огню. — Это у меня после каторги. Никак с тех пор не могу согреться.
В юности, до того, как стать главой самого крупного клана мафиозного синдиката, Эдоардо провел на каторге шестнадцать лет и знал, что говорил.
Галло последовал примеру хозяина, с удовольствием ощущая ногами тепло горящих поленьев, и сразу перешел к делу:
— Лоренцо ты заказал? Меня тоже уберут?
Чеккарелли весело улыбнулся.
— А если я, ты тогда зачем пришел? Решил мне задачу упростить?
Галло еле сдержался, нервы уже были на пределе.
— А бойню в «Кристалле» случайно не ты заказал?
— Знаешь, Фабиано, — вздохнул старик, — у тебя сейчас проблемы. Много проблем. У меня есть проблемы. Сейчас у всех много проблем. Но если ты продолжишь разговаривать таким тоном, то тебя отсюда выкинут. Ты сейчас не воин, ты сейчас проситель, поэтому веди себя соответственно. Если ты хочешь договориться, то умерь свою гордыню, и мы поговорим. Если нет, тебя проводят к выходу. Я учту твою сегодняшнюю храбрость, и ты и твои люди уйдут отсюда живыми.
— Шесть лет назад, — начал произнес Галло, — ты тогда скрывался под тенью Везувия от искавших тебя пасторов и еще не был главою клана. Несколько моих ребят поехали на разборки к одной банде, они были из новеньких, не входили в синдикат. Они решили забрать часть нашей территории, по этому поводу, как ты сам понимаешь, возникли очень серьезные разногласия. Все было как обычно: три экипажа, куча оружия, даже шутили перед отъездом. Парни даже планы на вечер строили. Я думаю, что те новенькие готовились так же.
— И что?
— О месте стрелки узнали пасторы и отправили туда Артема Коновала и его головорезов. — Фабиано вытащил из кармана носовой платок и громко высморкался. — Они покрошили всех: и моих ребят, и новеньких. Трупы так и не опознали, там была просто гора мяса, даже круче чем в «Кристалле». Там было два моих двоюродных брата.
— Я знаю кто такой Коновалов. Зачем ты мне это рассказываешь? — буркнул Чеккарелли.
— Я сегодня говорил с Кулагиным, он сказал, что если начнется война, то тогда он спустит на меня этого самого Артема.
— Если твои парни обвиняют меня во всем, что произошло в последнее время с вашим кланом, — скривился Чеккарелли, — то это исключительно твоя проблема. Ты им напомни о Коновалове и чем он знаменит. Я думаю, это слегка умерит их пыл. У тебя все?
— Я не знаю, что ты затеял, — ответил ему Галло, — но если мы начнем войну, то пасторы не будут разбираться, кто виноват, а кто нет. Они нас всех уничтожат и сложат в огромную гору мяса. И если тебе повезет, и ты сбежишь, то будешь до конца жизни сидеть в тени Везувия и ждать, когда за тобой придут.
Старик молчал.
— А еще Кулагин сказал, что нас хотят стравить. — Фабиано снова достал платок и громко высморкался. — Не хватало еще заболеть. Так вот, я ему верю. Потому и пришел. Проверь информацию по своим каналам, Эдоардо, ты ведь знаешь Кулагина — он честный пастор, ему можно верить.
Несколько минут старик молчал, разглядывая языки пламени, пляшущие на поленьях, затем он поднялся и, стоя спиной к Фабиано, сказал:
— Я проверю твою информацию. И если найду заказчика, то дам тебе знать. — Он сделал шаг к дверям, но остановился и добавил: — Я не заказывал Лоренцо Грилло и разгром «Кристалла», но я догадываюсь, кому это было выгодно.

Comments