?

Log in

No account? Create an account

Макаров: Черный Камень (глава 5)

Отредактированная версия главы 5.

[Spoiler (click to open)]
13 октября, 2399 год от Р.Х. (устаревшее летоисчисление), 184 год от Восхода Второго Солнца.
Московская территория, Северный округ, Московское отделение службы пасторов.

— Как нам стало известно, вчера на Бульваре Победителей был зверски убит Лоренцо Грилло, более известный как Лоренцо Горилла. Убийство было выполнено с особой жестокостью. Лоренцо Грилло был зарезан ножом на глазах собственной охраны и многочисленных свидетелей. До сих пор ничего не известно о личности преступника, но судя по всему это был профессионал. — Посланник Бегичева выдержал паузу. — У нас есть версия, что убийство Лоренцо Грилло не простая разборка внутри кланов. Судя по показаниям свидетеля — туриста с Западно-Европейской территории Жильбера Шапю, случайно оказавшегося на месте преступления, экипаж погибшего остановился на проезжей части, из-за пробки, мешавшей проезду. Охрана взяла периметр под охрану и стала расчищать проезд. Потом появился старик с тростью, идущий по тротуару. Погибший выбрался из экипажа и что-то высказывать ближайшему телохранителю. Свидетель не понял, о чем была речь, но судя по недовольной интонации и угрожающим жестам в сторону старика Грилло требовал убрать старика подальше от его экипажа. Телохранители двинулись в сторону старика. Как только первый из них достиг старика, тот словно преобразился. Одним движением он повалил накачанного телохранителя и преодолел расстояние до Лоренцо Грилло. Старик двигался молниеносно, такая скорость недоступно даже молодым здоровым людям. Когда свидетель только среагировал на перемещение убийцы, старик уже закончил свою работу. Грилло был уже мертв. Потом произошло нечто, так же интересное! Киллер словно окаменел, он не мог пошевелиться, и телохранители покойного стали стрелять по нему из арбалетов. Тогда он вскочил на стоящий рядом фургон, и тот скрылся в неизвестном направлении. Личность соучастника преступления также не установлена.

Кулагин дослушал посланника, выругался по себя: эту он информацию он должен читать в рапортах и отчетах своих подчиненных, а не получать из третьих рук. Посланник ушел.
Он уже понимал, что трагедия в «Кристалле» — лишь одно из звеньев цепи, включающей в себя и погромы заведений, принадлежащих Торговому Ордену, и загадочное ограбление РОССИ-банка, служащего прикрытием для преступной деятельности клана Росси. Кардинал не сомневался в том, что продолжение скоро последует, но убийство Лоренцо Грилло стало для него неожиданностью. Становилось очевидно, что некто задался целью стравить между собой всех: храмовников, темных и светлых эльфов, наемников, людей и мафию. Закручивалась такая сложная интрига, что кардинал почти восхищался размахом деятельности неизвестного противника. Но какую цель тот преследует и чего хочет добиться, устраивая такой шум? Уничтожить Темные Чертоги? Или уничтожить мафиозные кланы?
Версий можно было придумать очень много. С одной стороны – потрясающая активность неизвестного противника, конечно, дорогого стоит, но с другой стороны — могущество Темных Чертогов и возможности мафии. С кланами Чеккарелли и Росси все понятно, эти первым делом начнут уничтожать друг друга, главное не допустить с их стороны террора в отношении мирных граждан. Когда первый запал пройдет, их главари начнут переговоры о перемирии, если конечно к тому времени будет кому договариваться. А вот что произойдет, если Темный Повелитель неадекватно отреагирует на угрозу? Никто не знает его реальных возможностей. Плюс к этому — неограниченные финансовые ресурсы и влияние на власть наместников и высшее руководство храмовников. Сейчас темные эльфы под ударом, и запас прочности у них колоссальный, но что будет если темные, светлые и Серые псы объединятся. Что будет тогда?
Кулагин не сомневался, что в аналитики Темных Чертогов уже ищут подходящие объяснения для всех совершенных в последнее время преступлений: убийства Грилло, ограбления РОССИ-банка, и, что особенно важно, для трагедии в стриптиз-баре «Кристалл», в котором судя по имеющимся данным, замешан один из черных оборотней. Скоро их неизвестный противник потеряет преимущество первого хода, и с этого момента ему придется думать только о спасении собственной шкуры — Эльмар Адлер вряд ли будет с ним церемониться.
Итак, если принять за рабочую версию, что Темные Чертоги сами найдут выход из создавшегося положения, то следует вывод: тому, кто все это начал, необходимо сделать еще один громкий ход, пока интрига находится на пике, нанести сокрушающий удар и скрыться.
Другие версии Кулагин решил не рассматривать.
Кардинал достал из ящика рабочего стола наработки, предоставленные экспертами его отдела, и углубился в чтение. Суть была в следующем:
Если сопоставить произошедшие преступления с исследованиями профессора Селиверстова, то возникнет сразу несколько вопросов. Почему появился всплеск активности черных оборотней? Их все чаще видят на улицах, и они уже не скрывают своей звериной сущности. Что это, демонстрация возможностей? И тогда почему темные эльфы допускают это? Возможно, они уже не так сильны, а оборотни, зная это…
— Доброе утро, шеф! — В кабинет вошел митрополит Воробьев.
— Денис, — буркнул Кулагин, не отрываясь от бумаг, — я когда тебе приказывал доставить Селиверстова?
— Я не могу его найти, шеф, — пролепетал молоденький митрополит.
— Смотри у меня, приказ на твою командировку еще лежит на столе. Найди его немедленно, или уже вечером отправишься на Дальневосточную территорию!
— Есть, шеф! — Денис козырнул.
— Марш отсюда — и чтобы без профессора не возвращался!
Воробьев пулей вылетел из кабинета, а в дверь заглянула голова молоденького послушника:
— Товарищ кардинал, вас вызывают к начальству.
— Иду, — Кулагин отложил бумаги и встал из-за стола.
Глава Московского патриархата Кононов очень не любил ждать.

Патриарх Леонид Глебович Кононов с самого раннего детства был очень пунктуален и от всех своих многочисленных подчиненных, требовал того же. Это была самая главная причина, по которой Кулагин не любил ходить к начальству.
— Что там у тебя происходит, Василий?
— Лоренцо Грилло кто-то заказал, — пожал плечами кардинал. — Все, как всегда.
— Это ты потом на исповеди будешь рассказывать, — проворчал Кононов, — а мне через сорок семь минут на верх нужно докладывать. На самый-самый верх, туда, где тебе золотую железку выдали. Экстренное совещание в связи с последними событиями. Догадываешься с какими?
— Так расскажите там, что все под контролем.
— Пошути мне тут! Сначала бойня в «Кристалле», теперь заказное убийство, все уверены, что город на пороге большой войны между мафиозными кланами и наемниками!
— Пока войны не будет, — уверенно заявил Кулагин.
— Кто тебе это сказал?
— Я разговаривал с Фабиано Галло. Он дал мне два дня.
Василий не стал уточнять, что разговор с бандитом состоялся до убийства Грилло.
— А что будет через два дня?
— Я все это время буду искать убийцу, а если повезет, то и заказчика найду, — просто ответил кардинал. — У меня уже есть насколько кандидатур. В конце концов — это моя работа.
— Допустим. — Патриарх слегка успокоился. — Два дня форы — это хорошо! Ты должен найти этих преступников пока не началась настоящая бойня.
— Пока у меня для них есть только подозреваемые, никаких фактов или улик, даже косвенных, против них нет.
— Все так плохо?
— Все очень запутанно.
— Ладно, — решил Кононов, — Пускай пресс-служба что-нибудь напишет, чтобы успокоить толпу. А что это за слухи о черных оборотнях?
Этого вопроса Василий ждал без энтузиазма.
— Вы же сами сказали — слухи.
— Ты был на месте преступления в стриптиз-баре, все видел.
— Вы тоже там были.
— Я не заходил в зал, просто на улице постоял — признался патриарх. — Знаю, что там была настоящая бойня… Эти свидетели, насколько их показания могут соответствовать действительности?
— Леонид Глебович, — вздохнул кардинал, — если вы пытаетесь спросить, верю ли я, что бойню в «Кристалле» устроил оборотень, то мой ответ — пока не знаю. Если оборотни и правда в городе, то это плохо, тогда скоро таких «Кристаллов» будет очень много. До тех пор, пока я не надену на него наручники, я не буду рассматривать другие версии.
—Ладно. А что с киллером? Какие есть версии по поводу заказчика?
— На всякий случай я приготовлю вторую пару наручников, — улыбнулся Кулагин, — но не более. Боюсь, что даже киллера мы живым не найдем, его уже убрали
— А что скажешь про ограбление банка? Налетчики были в черных капюшонах! Может наведаться в Зеленую Рощу, допросить их вечно пьяных отморозков.
— Это как раз и есть самый очевидный ход, которого от нас ждут, — махнул рукой Василий. — И именно так мы поступим. Вообще, Леонид Глебович, все это похоже на хорошо продуманный многоходовой план.
— Поясни.
— Сначала ограбление банка, неофициально принадлежащего мафиозному клану, которое совершают самые неуравновешенные из светлых эльфов. Затем бойня в стриптиз-баре, которую, возможно, совершил черный оборотень, а оборотней, как всем известно, должны контролировать темные эльфы. А в довершение, убийца в центре человеческой территории, причем уровень профессионализма напрямую указывает на наемника из армии Серых Псов. Мне кажется, что кто-то хочет столкнуть лбами людей и эльфов.
— Для чего?
— Чтобы нарушить шаткое равновесие, — усмехнулся Василий. — Ни для кого не секрет, что на нас, я имею в виду храмовников, очень сильно влияют из Темных Чертогов. Теперь представьте, что пойдут слухи: якобы мы закрываем глаза на преступления, совершенные эльфами. Какие могут быть последствия?
— Мне так и передать папе?
— Так и передайте. Еще передайте, пускай мне не мешают с проверками и не лезут в расследование. Я постараюсь как можно быстрее докопаться до сути. Единственное, о чем прошу — не надо мне мешать.

Московская территория, Западный округ, расположение отряда «Таксы».

Филипп Ратте сидел в кожаном кресле, читал какие-то документы и холодно поглядывал на Макса Бернара:
— Очень интересные бумаги. Ты просто звезда из отчетов службы пасторов. Как можно было провалить такое элементарное задание?
Макс понурил голову, уныло пожал плечами и посмотрел на своего напарника Леона Бариля, который прикрывал его во время операции на Бульваре Победителей. Но не прикрыл. И теперь приходилось оправдываться перед начальством сразу за двоих. Макс давно числился лучшим в отряде и такой серьезный сбой во время операции был целиком и полностью на его совести.
Отряд «Таксы» был единственным отрядом в составе армии Серых Псов, члены которого не стремились к публичности и не афишировали свой источник основного дохода вне стен замка: заказные убийства. Филипп Ратте, который возглавлял одну из десяток, отвечал перед командиром отряда Вивиеном Барилем за своих подчиненных, и в его власти было выгнать любого бойца своей десятки в почетную отставку. Тем более, что повод был очень серьезный — служба пасторов начала расследование убийства на человеческой территории, а в качестве основного подозреваемого выбрали киллера-эльфа. Не хватало еще следователей в замке наемников. Единственный способ скрыть следы, отправить их обоих в отставку прошлым числом, и отправить подальше от Московской территории. Куда-нибудь на Алтай. Ни Макса, ни Леона подобная перспектива не радовала.
— Я просто в шоке, — признался Филипп Ратте, поняв, что подчиненные будут молчать до конца. — Ну, с Леоном все понятно.
— А что со мной понятно? — возмутился молодой киллер.
— Молчать! Я не посмотрю, чей ты сын, прикажу выпороть плетью — Леон замолчал. — Но ты, Макс, как мог ты допустить такую промашку?
— Мне деньги были очень нужны, — нехотя признался самый опытный убийца. — Наверное, по этой причине я поторопился и не очень тщательно продумал все детали операции.
— А о чем ты еще не подумал?
— Больше ни о чем.
— А что думаешь сейчас?
— Сейчас? — Макс правой рукой почесал в затылке. — Нас подставили, Филипп, точно подставили. Целью было не убить толстого мафиози, а дать им поймать меня живым и допросить, чтобы через меня выйти на Серых Псов. И дать повод кланам напасть на нас. Именно поэтому кто-то наложил на меня заклинание паралича.
— Правильно мыслишь, — согласился десятник.
— Но мы же не могли этого знать! — снова подал голос Леон.
— Все знать невозможно, надо это просчитать. Надо просчитывать любую случайность — Филипп Ратте прошелся по комнате. — Ко мне уже приходили из генштаба — там очень хотят поговорить с вами. Они считают, что ваши действия могут существенный ущерб всей организации. Им это не нравится.
— Клянусь Создателем, не это тоже не нравится. — Перспектива отвечать за действия, которые могут нанести вред всей армии, совсем не вдохновляла Макса. Тогда лучше почетная отставка. — Филипп, что нам теперь делать?
— Что нам теперь делать? — передразнил его десятник и задумчиво почесал подбородок. — Я сказал гонцу, что ты в испуге покинул город и твое местонахождение неизвестно.
— Спасибо, — выдохнул Макс.
— Пока не за что, — ответил Филипп Ратте и жестко продолжил: — У есть день, максимум два, чтобы найти того, кто вас подставил, и притащить на допрос. В этом случае отделаетесь дисциплинарным взысканием. А если…
— Филипп, мы его найдем! — радостно воскликнул Леон.
Десятник недовольно покосился на молодого киллера и закончил мысль:
— Это позор можно смыть только кровью. Мне бы не хотелось, чтобы она оказалась вашей.
— Мы все поняли.
Филипп Ратте снова почесал подбородок:
— Нашли вы время, чтобы вляпаться.
— Я слышал, Жерар де Бонне арестован, — осторожно поинтересовался Макс.
— Не арестован, а отстранен от должности до окончания расследования.
— А в чем его обвиняют?
— Там все так запутанно. Его обвинили в сговоре с Эльмаром Адлером для убийства Оливье Самсона. Я половину не понял.
— Армия Серых псов требует от Темных Чертогов выдачи Эльмара Адлера, — снова подал голос Леон.
— Все-то ты знаешь. Судя по всему, начинается что-то нехорошее, — вздохнул Филипп Ратте. — Сегодня поступил приказ вызвать всех бойцов в замок, и привести отряд в боевую готовность.

Московская территория, Северный округ, Московское отделение службы пасторов.

— Кулагин, какого черта в этом городе происходит, ты нам слово дал! Ты уже в курсе, что они сделали с Лоренцо? — Голос Фабиано Галло дрожал от гнева. — Чеккарелли видимо решил совсем от нас избавиться, я в долгу не останусь, я его и всю его банду живьем закопаю …
— Заткнись! — резко оборвал последнего из живых главарей клана Росси Василий.
Галло осекся.
— Заткнись, и слушай внимательно: то, что я тебе обещал в «Кристалле», остается в силе — мне нужно два дня, чтобы разобраться со всем этим.
— Чеккарелли хочешь спасти? Зачем тебе это? — угрюмо спросил Фабиано. — Он у меня за эти два дня всех бойцов вырежет!
— Я вас обоих хочу спасти, — отрезал Василий. — И Чеккарелли, и тебя. Фабиано, ты же умный мужик, раз в главари пробился, неужели ты не понимаешь, что кто-то вас стравливает?
— И для чего же тебе нас оберегать?
— А что? Вы оба кадры старые, проверенные, лучше за вами присматривать, — усмехнулся кардинал. — Чем после появления новичков улицы от кровавых разборок отмывать.
Галло проворчал нечто неразборчивое.
— Если в течение двух дней кто-нибудь головорезов хотя бы на улицу выйдет, то лично тебя, Фабиано, найдет Коновал и допросит по-своему. Так понятнее?
Так было очень понятно. Антон Коновалов по кличке Коновал командовал Московским отделом по зачистке, его руки были по локоть в крови после восстания монахов-еретиков из Проклятой пустоши. Именно тогда решительные меры властей заставили еретиков прекратить свои акты террора на улицах городом империи. Храмовники тогда использовали очень жестокие методы убеждения, после зачистки немногие из выживших навсегда скрылись в неизвестном направлении и уже более десяти лет никто не слышал о проклятых монахах-еретиках. С тех пор закаленные в кровавых акциях бойцы кисли без дела, выполняя обычную рутинную работу, но разумеется, никто не собирался расформировывать отдел.
—Ты мне не угрожай, Кулагин, — буркнул Галло, — я тебе не послушник на побегушках.
— Я тебе не угрожаю, Фабиано, я тебе напоминаю, что у нас с тобой и с твоим покойным компаньоном есть договоренность, и мне нужно, чтобы она выполнялась. — Кулагин доброжелательно улыбнулся. — У меня есть прямая задача, Фабиано, чтобы наши граждане могли смело выходить на улицы, и не бояться, что их там убьют или ограбят, или еще что-нибудь нехорошее. И я с этой задачей пока справлялся, поэтому, если захочешь повоевать на улицах моего города, я тебя вычеркну из списка живых. Я ясно выяснился?
— Ясно-то, ясно, но парни на взводе. Они считают, что Лоренцо заказал Чеккарелли и хотят отомстить.
— Ты у них главный или нет? Собери парней, объясни им ситуацию, скажи, что через два дня я сам приведу им Чеккарелли. Если, конечно за это время на найду настоящего заказчика.
— Обещаешь?
— Не хватало еще, чтобы я тебе что-то обещал. Фабиано, не наглей, — криво усмехнулся Василий. — Или соблюдаешь договоренность, или ждешь Коновала и его команду. Тебе решать.

Подмосковная территория, Эльфийский остров, Зеленая Роща, Зеленый Дом, тронный зал.

Марго обожала работать с Черным Камнем, поток знаний и силы каждый раз заполняли все ее существо до последней клеточки, и ее новые возможности приводили ведьму в неописуемый восторг.
На черных оборотней Черный Камень действовал по-особенному. Они были не в силах воспротивиться приказу, отдаваемому им владельцем камня. Как узнала Марго от сущности с другой стороны ментального канала, именно эта сущность сотворила оборотней, но они сбежали от него на Терру. Ощущение абсолютной власти над грозными монстрами доставляло Марго невероятное наслаждение. А уж над этим оборотнем особенно.
Теагест испытывала к Марго просто дикую ненависть, и ведьма приходила прямо-таки в детский восторг, заставляя черного оборотня выполнять всевозможные глупые задания и смотреть на полыхающую в этот момент в ее глазах злобу. Но сегодня у Теагест было особо важное задание.
Марго сделала небольшой глоток молодого эльфийского и погладила Черный Камень, с которым больше никогда не расставалась:
— Ты все помнишь, Теагест?
— Я помню, Марго, — безжизненно ответил оборотень.
— Нужно говорить — моя госпожа. Я рассчитываю на тебя, все человечество рассчитывает на тебя, — сурово произнесла ведьма. — Если будешь себя плохо вести, я выдам тебя замуж. Например, за Андрея.
И Марго весело расхохоталась своей шутке.
«А что, может, и правда заставить этого труса переспать с этой замухрышкой? И в самый разгар приказать принять боевой облик, хороший будет урок для этого труса».

Деревья вытащили корни из земли и расступились, и перед Теагест раскинулась огромная поляна, в центре которой расположился великолепный замок. Зеленый Дом, главная цитадель Зеленой Рощи — королевства светлых эльфов. Неприступная твердыня, сложенная из огромных камней, была окруженная высокой каменной стеной, находилась посреди непроходимого леса, в котором любой случайный человек потерялся бы навечно. Но случайных людей здесь быть не могло — все окрестные леса надежно охранялась патрулями из тщательно подготовленных воинов, а в укромных местах находились засады, с незнающими промаха, лучниками.
Теагест не была случайным человеком, она была почти своей. Хоть она и была родом из народа-изгнанника, но она не была рождена на Терре и поэтому ее считали почти своей. Поэтому все патрули и пропускали черного оборотня, только воины из первого патруля надели на нее ошейник с острыми отравленными шипами внутрь, чтобы исключить трансформацию в монстра. Надели и отпустили — черные оборотни никогда не заходили сюда, а раз этот пришел добровольно, значит у него очень важное дело.
Пройдя очередных лучников, Теагест свернула в лес, срезая дорогу, вышла на опушку, и остановилась перед закрытыми массивными вратами Зеленого Дома совсем чуть-чуть.

— Хочешь воды?
Теагест отрицательно покачала опущенной головой.
Советница королевы Мари Клотильда не верила своему счастью. Во всей Зеленой Роще она была единственной, кто связал вместе усилившуюся активность черных оборотней с появлением Черного Камня. Она, мудрая советница Клотильда, настаивала на проведении тщательного расследования, требовала возобновить поиски артефакта, но ее никто не слушал. Она была единственной кто верил в свою правоту, и вдруг такая удача! Клотильда практически кружилась вокруг оборотня.
— Может быть, выпьешь настойку целебных трав? — поинтересовался командир замковой стражи Бертран Бонно. — Ты как-то плохо выглядишь. Она придаст тебе сил.
Даже обычно хмурому и молчаливому командиру передалось настроение советницы, и он вел себя с оборотнем максимально предупредительно, не забывая, однако, следить за ней вполглаза.
— Я в порядке, — вздохнула Теагест. — Давайте вернемся к делам. У меня очень мало времени, я боюсь, что они опомнятся и возьмут меня под контроль. Тот, кто владеет Черным Камнем, может управлять мною, и вообще любым из нас.
— Ты правильно делаешь, — голос советницы дрожал от возбуждения. — Можешь, не сомневаться — Королева Зеленой Рощи высоко оценит твою преданность!
— И так, ты остановилась на том, что ты стала любовницей Оливье Самсона, — напомнила Клотильда, — командира отряда «Доги» армии наемников.
— Я не была его любовницей. Я была его гражданской женой. — Теагест прикрыла глаза. — Вам этого не понять…
— Мы постараемся. — Голос советницы звучал очень мягко.
— Нас считают монстрами, жуткими кровожадными тварями, и это правда, — в боевом обличие, мы не контролируем себя, но Оливье… — О своем погибшем мужчине Теагест говорила очень нежно. — Я любила его так сильно, что даже не могла преобразиться после встречи с ним. Он был для меня всем. — Моряна посмотрела в глаза Клотильде. — И я была для него всем. Мы жить не могли друг без друга.
— Как долго вы жили вместе, скрывая это от окружающих?
— Несколько лет… — Теагест снова улыбнулась. — Несколько месяцев назад я забеременела от него.
— Ты?.. — Советница королевы от удивления остановилась, перестав ходить по зале. Еще никто никогда не видел беременного черного оборотня, также как никто не видел оборотня мужского пола.
— Да, я ношу ребенка Оливье, — гордо вскинула голову Теагест.
— Моя бедная девочка. Но разве это возможно?
Клотильда села возле девушки и обняла ее за плечи. Бонно молча вышел из комнаты.
— Что было дальше?
— Когда Оливье узнал о ребенке, он был счастлив и печален одновременно, — Теагест вздохнула. — Он очень сильно хотел ребенка. Но один факт пугал нас обоих, совершенно неизвестно кто родится от союза двух столь разных рас.
— Это новый виток эволюции.
— Да. Ребенок мог стать спасением для нашей расы, если бы мог контролировать свое обращение. Или же смертью для всех остальных, если бы стал новым более страшным и жестоким монстром.
— И что же вы решили делать? — спросила Клотильда.
— Тогда Оливье решил попросить совета у своего командира.
— У Люсьена де Карона?
— Да, у него. Тот согласился помочь Оливье и оплатить все исследования у целителей, но потребовал принести плату — Черный Камень, очень давно похищенный человеческой женщиной. Я знала, где прячут артефакт, и нам даже удалось выкрасть его, но тут об этом узнал Эльмар Адлер и помешал ему. Нам. — Теагест запнулась. — Люди-наемники Адлера убили моего Оливье, но шпионы де Карона успели выкрасть камень у них прямо из-под носа. После этого командующий армией Серых Псов Люсьен де Карон и один из командиров по имени Жерар де Бонне обвинили во всем Эльмара Адлера, чтобы отвести от себя подозрения. И даже выдали ордер на его арест.
— Значит, сейчас Черный Камень находится у Люсьена де Карона?
— Да. В его личных покоях.

Марго удовлетворенно откинулась на спинку кресла. Все прошло как по нотам. В том, как поступит советница королевы Клотильда, колдунья не сомневалась: переполох в Зеленой Роще будет знатный.
Уводить из замка Теагест прямо сейчас было бы слишком подозрительным, поэтому Марго погладила Черный Камень, сделала еще один маленький глоток светлого эльфийского и посмотрела на замигавший охранный шар — около ворот виллы был кто-то посторонний.

Comments