?

Log in

Макаров: Черный Камень (глава 4)

[Spoiler (click to open)]
Темные Чертоги. Темная Цитадель.

Прибывшая делегация была небольшой, но весьма представительной.
События, разворачивающиеся на Московской территории, заставили ее жителей беспокоиться. Все хотели получить ответ от Темного Повелителя, причем немедленно. Поэтому темные эльфы, прекрасно знающие нрав своих вассалов, совсем не удивились требованию аудиенции и точно в назначенный час распахнули ворота Цитадели, пропуская в самое защищенное и закрытое от посторонних глаз место экипажи делегации.
Первыми из сверкающего броней экипажа выбрались степенные, черноволосые и носатые представители Торгового Ордена. Их было двое: досточтимый Даниэль Тидеман и досточтимый Николас Крюгер. Оба они были директорами Торгового Ордена — богатейшей организации, практически монополизировавшей товарооборот на Терри. Оба были одеты в дорогие строгие костюмы, не менее дорогие и не менее строгие галстуки, белоснежные сорочки, а отличие сводилось к тому, что Даниэль предпочитал темно-серый материал для костюма, а Николас — черный.
Из второго бронированного экипажа, сделанного по индивидуальному заказу, — на плиты внутреннего дворика Цитадели шагнул отец Карлхайнц, глава Братства Целителей. Братство Целителей издавна славилось великолепным, но очень дорогим медицинским обслуживанием, а высокий и тощий глава семейства — добродушным нравом, жизнелюбием и склонностью к словоблудию.
Последним, когда все уже были внутри и стража собиралась закрывать ворота, в Цитадель попросился маленький бородатый гном с огромным боевым топором — представитель небольшого клана, обитающего в московских подземельях. Гномы крайне неохотно покидали свои уютные подземелья, поэтому появление одного из них на поверхности было событием очень редким. Он пешком добрался до ворот Цитадели от ближайшего канализационного люка и выразил желание присутствовать на совещании от имени своего народа. Звали посланника подземного мира Якоб, и препятствовать ему темные эльфы не стали.
Все приехавшие были с огромным почтением препровождены в большую залу с редкими стрельчатыми окнами и размещены за массивным резным столом. Роль хозяина взял на себя Хинрих Вебер. Что и вызвало первое недовольство гостей.
— А почему нас не принял Темный Повелитель? — ворчливо поинтересовался Даниэль. — Или хотя бы один из советников?
— Кстати, да! Почему нас не встретил Адлер, мы уже в курсе, — расхохотался отец Карлхайнц. — Говорят, что командующий нашей победоносной армии скрывается от Серых Псов.
— К сожалению, Темный Повелитель и его советники в настоящий момент не могут вас принять, — Вебер вздохнул. — Я уполномочен ответить на все ваши вопросы.
— Надеюсь, они заняты решением наших проблем? — сварливо заметил Даниэль.
— Какая разница? — пожал плечами Николас. — Если они занимаются своими делами, значит, не считают текущие события чем-то из ряда вон выходящим. С другой стороны, если они занимаются нашими проблемами, то скоро все закончится. И то и другое хорошо.
— Кстати, о наших проблемах, — взял быка за рога отец Карлхайнц. — Я хотел бы порадоваться вместе с вами, друзья, — в последнее время количество обращений в наше братство выросло. А также я слышал о возросшем спросе на бронированные экипажи. Так что можно считать, что кризис внес определенное оживление в наши деловые операции.
Вебер открыл было рот от удивления, но его перебил Даниэль:
— В словах уважаемого отца Карлхайнца, безусловно, имеется некоторая истина: в связи с последними событиями бронированные экипажи и оружие действительно стали ходовым товаром.
— И вы в полтора раза подняли на них цены!
— Мы просто следим за спросом, — обиделся Николас. — И вообще, я же не учу вас лечить пациентов.
— Мы уже пять тысяч лет как-то сами справляемся.
— Неужели научились? — издевательски осведомился Николас.
— Оказание квалифицированной медицинской помощи, — веско произнес отец Карлхайнц, — это вам не выколачивание прибыли из перепуганных горожан. Здесь требуются определенные знания, но вам этого не понять.
— Господа, — повысил голос Хинрих Вебер, — давайте все-таки позволим досточтимому Даниэлю закончить его выступление.
Николас и отец Карлхайнц притихли.
— Раз уж мы заговорили о проблемах, — как ни в чем не бывало продолжил Даниэль, — то я не могу не вспомнить чудовищный теракт, совершенный бандой бритоголовых людей против Бертольда Шмитта — его оружейный магазин был лучший в городе. Лучший! И что мы видим теперь? Бертольд разорен! Его брат был очень серьезно ранен, сейчас находится на лечении. Магазин полностью сожжен. Похищенное оружие так и не нашли, и еще неизвестно, когда и против кого его применят.
— Юстуса, конечно, очень жаль. Но насколько я помню, магазин был застрахован, — пробормотал Вебер. — Так что Бертольд Шмитт не так уж и разорен, страховка с лихвой перекроет все убытки.
— А уж какие убытки понесла страховая компания, — язвительно заметил отец Карлхайнц. — Если кто рыдает на пепелище, то это они.
— Старый Бертольд стал олицетворением наших потерь, — неожиданно перешел на деловой тон Даниэль, небрежно останавливая открывшего было рот Вебера. — Именно потерь. Сколько еще времени человеческие банды будут громить наши скромные магазины? Мы хотим услышать, какие именно шаги вы предпринимаете с целью прекращения этого беспредела.
— Зачем нам его прекращать? — Лицо отца Карлхайнца выразило глубокое неудовольствие. — Не надо ничего прекращать! Бизнес ведь только начинается! Ну разгромят пару магазинов, покалечат несколько эльфов. Ничего страшного! Просто усильте охрану!
— А вы представляете, сколько потребуется средств, чтобы защитить все наши заведения? — Николас начал в уме считать возможные расходы.
— Да откуда ему знать? — поддержал коллегу Даниэль. — Сидит себе в своем Братстве, за каменными стенами, и в ус не дует! Ждет, когда к нему толпы пострадавших золото принесут!
— Все меряете на золото!
— Золото — это, конечно, не все, но они так успокаивают.
— А можно я выскажусь? — Маленький гном наконец-то осторожно подал голос. — Мне тоже есть что сказать. На совете клана мы решили: мы тоже хотим людей грабить, как Черные Капюшоны? Можно мы тоже кого-нибудь ограбим?
— Нельзя! — рявкнул Вебер.
— Да за какими стенами мы сидим? Мы работаем день и ночь! А вы только свое золото считаете! И чужое, наверное, тоже.
— Мы хотим грабить экипажи, это наше право!
— Естественно, мы его считаем, у нас товарооборот падает, мы убытки несем! На нас вся экономика держится!
— А надо меньше пьянствовать, а больше работать!
— Тихо! — снова рявкнул Вебер.
— Мы никого не убьем — только золото заберем!
— Ты еще скажи, что нужно цены снизить! Мы у так в минусе!
— Да в каком вы минусе, вы лучше посмотрите на цены в своих магазинах! Мимо пройти страшно!
— Почему Черным Капюшонам грабить можно, а нам нет? Они вообще светлые, им не положено.
— Тихо!!! — еще громче заорал Вебер.
— У нас норма прибыли минимальная!
— Нам ведь тоже хочется подзаработать! Нам в подземельях тоже золото нужно!
— А пациентов до конца не долечиваете! А потом из них деньги тянете! Вы даже хуже, чем мы!
— Всего один экипаж в день!
— Тихо!!!!
В руке Вебера сверкнул огромный прямой двуручный меч. Не помня себя от нахлынувшей ярости, темный эльф вскочил на ноги и размашисто ударил оружием по старинной столешнице. Тяжелый резной стол с грохотом разлетелся на части. Гости удивленно замолчали.
Любого другого вспышка ярости темного эльфа заставила бы упасть на колени и молить о пощаде. Зловещая репутация темных заставляла трепетать от ужаса, но и торговцы, и целители жили с грозными воинами мрака бок о бок уже не одну тысячу лет. Привыкли.
— Хороший был стол, — задумчиво протянул Николас. — Сейчас таких уже не делают.
— Антикварная вещь, — подтвердил Даниэль, с интересом разглядывая обломки, — судя по всему, дуб. Этому столу лет шестьсот, вы согласны, отец Карлхайнц?
— Да вряд ли, — покачал головой целитель, также рассматривая обломки, — четыреста максимум.
— Не скажите, — азартно заулыбался Николас Крюгер, владелец крупного антикварного магазина, — резьба — работа моего брата Лукаса, а он уже шестьсот лет как отошел от дел.
— С вами трудно спорить, досточтимый Николас.
— В любом случае, стол был очень дорогой, — подвел итог Николас, и все посмотрели на Вебера.
Эльф поводил немного поводил острием меча перед лицами собравшихся, после чего спрятал в ножны. Вебер вздохнул:
— Давайте подведем итоги нашего м-м-м… совещания.
— Хорошо поговорили, — высказал свою точку зрения отец Карлхайнц.
— Итак. — Поскольку сидеть без стола Веберу было неудобно, он встал и поправил галстук. — Темный Повелитель и его советники не усматривают в данной ситуации серьезной опасности для Темных Чертогов вообще и для ваших организаций в частности. Разумеется, мы прилагаем все усилия для поиска и наказания виновных в погромах. Это произойдет в самое ближайшее время.
Представители Торгового Ордена довольно заулыбались.
— Но, с другой стороны, мы понимаем, что для этого потребуется какое-то время, за которое может произойти все, что угодно.
Глава Братства Целителей удовлетворенно кивнул.
— Кроме того, — Вебер грозно взглянул на представителя подземелья, — мы не собираемся сквозь пальцы смотреть на тех, кто планирует дестабилизировать общество.
Маленький гном тяжело вздохнул:
— Значит, грабить нельзя?

12 октября, 2399 год от Р.Х. (устаревшее летоисчисление), 184 год от Восхода Второго Солнца.
Московская территория. Центральный округ. Гостиница «Плаза». Номер Антона Иванова.

— Нет, нет, не вставай! — Мария прижала голову Антона к подушке.
— Но я хочу посмотреть на тебя, — попытался сопротивляться наемник.
— Потом, не вставай, — отрезала девушка, и молодой человек подчинился.
Мария внимательно разглядывала тело Антона. В отличие от Андрея с его красивой рельефной мускулатурой, Антон был строен и сухощав. Он был гибок, быстр и вынослив, похож на тигра, всегда готового к стремительному броску.
«Он, наверное, очень опасен, — подумала девушка. — От такого внешне непримечательного человека не ждешь подвоха, и тем сокрушительнее неожиданный удар».
Она погладила Антона по спине.
— А что это за татуировки? Нет, не отвечай, догадаюсь сама.
Характерные черно-белые тона, с редкими вкраплениями красного, тонкие линии.
— Награды темных эльфов? — спросила девушка.
— Точно, награды.
Наградные татуировки были широко распространены в Темных Чертогах. Нанесенные на тело рисунки могли многое рассказать о заслугах их владельца. Поэтому у старых опытных воинов и наемников кисти рук и спины были изрисованы почти полностью.
Правом создавать подобные татуировки владели лишь четыре мастера, они были утверждены на это лично Темным Повелителем. Подделка наградных рисунков каралась смертью. Татуировки Антона скромно и неброско указывали и на уровень доходов наемника, и на его заслуги перед Темными Чертогами.
На правой лопатке была изображена раскинувшаяся в боевом выпаде птица.
— «Королевский ястреб»?
— Ага.
— «Кольцо безразличия»?
Сложный узор, охватывающий тонким кольцом левое плечо наемника.
— Верно.
— А это что?
От «Кольца безразличия» по руке Антона спускалась татуировка, изображающая подвешенный к кольцу медальон.
— «Крест Братства».
— Для чего?
— Если у меня будут неожиданные проблемы со здоровьем, даже если я буду на заокеанских территориях, то меня бесплатно примут в любой больнице Братства Целителей.
Последняя татуировка изображала черного дракона, мирно дремавшего на правом плече наемника. Метка Темных Чертогов. Факт наличия метки был очень важен — это признание заслуг лично Темным Повелителем. Эту татуировку наносили только в присутствии самого повелителя.
— А что ты сделал для эльфов?
— Мне пришлось несколько раз испачкать руки в крови, — ответил Антон, — Дракон мне достался бесплатно.
— Из-за него испугался Андрей?
— А ты думаешь, что он испугался? — удивленно спросил наемник.
— Он очень долго не решался начать драку.
— Он не испугался, — пожал плечами Антон. — Он просто просчитывал ситуацию.
— А ты не просчитывал?
— А я все просчитал заранее.
— И что же ты просчитал?
— Что обязательно уйду оттуда с тобой.
Слышать это было очень приятно, но Мария не унималась:
— Но ведь Андрей — маг, а ты нет.
— Маг? — удивился наемник, в его памяти всплыл разговор с Егоровым об тайном обществе магов. — Как бы то ни было, он тоже смертен.
Девушка осеклась, и в ее памяти всплыл безразличный вопрос бармена: «Убивать их будешь?» Теперь она поняла, что лысый бармен спрашивал не просто так — он уже раньше видел, как наемник убивает.
— Ты мог бы убить его ради меня?
— Если бы он меня вынудил.
Теперь Мария понимала нерешительность Андрея. Сколь бы ни был силен длинноволосый красавец, вряд ли бы он согласился драться до смерти из-за такого пустяка, как сердце девушки. А Антон согласился бы, и поэтому он был по-настоящему опасен. Мария почувствовала страшный и сладкий холодок в сердце и решила поддеть своего нового друга.
— А может, Андрей просто испугался Макарова?
— Может быть, — легко согласился наемник. — У наемников, вроде нас, простые законы, и, чтобы выжить, надо держаться своих. Макарову не понравилось бы, если Андрей что-нибудь сделал со мной.
— Но Андрей маг, а Макаров — нет.
— А что это меняет? — серьезно ответил Антон.

Мария была очарована.
Ее спутник, деликатный и опасный, вежливый и жестокий, загадочный и откровенный, привлекал ее все больше и больше. В нем не было слащавости Гриши или рисовки Андрея. Он откровенно и непринужденно дал понять Марии, что увлечен ею, но в то же время не играл роль, не старался произвести впечатление, а просто был самим собой, и увлеченная девушка за весь вечер ни разу не вспомнила о своих неудачливых друзьях.
Антон оказался превосходным собеседником. Покинув «Разбитый стакан», они переместились в уютный и спокойный трактир «Круглый квадрат», где Мария впервые в жизни попробовала настоящую эльфийскую еду. Им никто не мешал, хотя в трактире Антона знали очень хорошо, и весь ужин Мария слушала истории из жизни Темных Чертогов. Это был совершенно другой взгляд. В отличие от Марго и ее тайного общества у Антона не существовало расовых предрассудков, наемник умел находить и положительное, и отрицательное у всех, включая в этот список и эльфов, и людей.
«Почему он так себя ведет? — подумала Мария. — Ведь эльфы поработили нас, захватили наш мир? Неужели он и правда предал свою расу?»
«Как раз наоборот, — не соглашался с ней внутренний голос. —Наемник чувствует себя здесь, на территории эльфов как дома, и он пользуется большим авторитетом».
Мария понимала, что заложенный Марго фундамент дал первую трещину, небольшую, но свидетельствующую о возможности разрушения всего строения. Антон заставил ее взглянуть на окружающий мир другими глазами, и…
Но сегодня Мария не хотела об этом думать.
Отужинав, они танцевали почти до двух, а потом Антон отвез девушку к себе домой — в маленькую уютную гостиницу «Плаза».

Антон тонул в огромных зеленых глазах Марии.
Ее мягкие движения, приятный голос, точеная фигурка, сладкие губы… Случайная встреча с белокурой красавицей перевернула, полностью перевернула всю его жизнь. Просто он еще не понимал этого.
Антон тонул, просто тонул в ее глазах.

— А потом, я очнулся, мы с Гришей очнулись, Ирина привела нас в чувство… — Андрей окончательно сбился и потупился, переминаясь с ноги на ногу.
Ему было очень стыдно. Он, маг Андрей, могучий, сильный, вынужден стоять перед женщиной и рассказывать о полученной в «Разбитом стакане» трепке. Лицо и бычью шею здоровяка заливала густая красная краска, а разбитую пивной кружкой голову украшали бинты.
Марго, стоящая у витражного окна зимней веранды, презрительно прищурилась.
— То есть, ты хочешь сказать, что этот человек избил до потери сознания двух магов, а затем уехал развлекаться с их женщиной? К тому же, моей единственной родственницей, которую я доверила тебе? Я просто в восторге.
— Все произошло очень быстро… — промямлил Андрей, — Я все исправлю.
— Не надо ничего исправлять, — жестко отрезала Марго. — В следующий раз он тебя просто убьет.
— Но я…
— Ты помнишь, что тебе следует сделать завтра?
Андрей молча кивнул.
— Надеюсь, ты не проколешься снова? Вроде бы на этот раз задание совсем не сложное.
— Я все сделаю как надо, — глухо подтвердил длинноволосый маг. — Я уже договорился с Егором и Эммой, они будут ждать меня завтра…
— Тогда иди и приведи себя в порядок, — колдунья кивнула на забинтованную голову Андрея.
— Сила есть, ума не надо, — резюмировала Ирина, когда за длинноволосым красавцем закрылась дверь. — Этот товарищ доставляет больше хлопот, нежели пользы.
— Что я могу поделать, если он трус? — развела руки ведьма и испытующе посмотрела на девушку: — А почему ты не вмешалась? Григория и Андрея избили у тебя на глазах.
— И на глазах всего бара, — с легкой улыбкой уточнила Ирина. — Марго, неужели ты и правда думаешь, что я буду драться с наемником из-за этой курицы?
Колдунья вздохнула.
— Ты напрасно ревнуешь, — негромко сказала Марго.
Ирина молчала.
— Ты напрасно ревнуешь, — повторила колдунья. — Ты единственная, на кого я могу полностью положиться. А она моя родственница, я же не могу ее бросить или выгнать на улицу.
— А как же Мария?
— У меня на нее особые планы, — поколебавшись, произнесла Марго. — Поверь, Ирина, тебе она не соперница.
— Особые?
Колдунья подошла к девушке и внимательно посмотрела в ее темные глаза:
— Она тебе не соперница, Ирина. Скоро ты убедишься в этом, а пока просто поверь мне.
Девушка спокойно выдержала взгляд Марго:
— Скоро, это сколько?
— Пара дней.
— Считай, что ты меня убедила.
Марго улыбнулась:
— Меня серьезно беспокоит этот наемник. Антон Иванов и Кирилл Макаров уже работают на Эльмара Адлера, и я хочу знать, случайно наемник познакомился с Марией или он пытается через нее подобраться к нам.
— И что я должна сделать?
— Прощупай Антона. Делай то, что сочтешь нужным — на твое усмотрение. Мне нужен результат.
— Предлагаешь переспать с ним?
— Ирина, я просто прошу тебя о помощи, — поджала губы ведьма. — У меня нет времени самой этим заниматься.
Девушка резко поднялась и направилась к выходу из кабинета.
— Ирина?
— Я все сделаю, Марго, — не оборачиваясь, отозвалась девушка. — Я все сделаю.
«Своенравная соплячка! — Колдунья рухнула в кресло — Настоящая стерва!»
Выходки рыжеволосой девушки нередко доводили Марго до белого каления, но ведьма отдавала себе отчет в том, что нахальная и упрямая Ирина была самой ценной ее помощницей. Умная, хладнокровная, она с огромным удовольствием играла в интриги, и Марго совсем не лукавила, когда говорила, что полностью доверяет девушке.
«Пусть ревнует, капризная малолетка, пусть почувствует, что незаменимых у нас нет».

— Уже светает, — задумчиво прошептала Мария, глядя в окно. — Новый день, новое солнце. — Она помолчала и игриво продолжила: — Новые друзья.
Антон улыбнулся, притянул девушку к себе и поцеловал в шею. Мария с удовольствием облокотилась на наемника и потянулась, наслаждаясь нежностью его объятий.
— Знаешь, — она посмотрела Антону в глаза, — мне хорошо с тобой.
В ответном взгляде была только бесконечная нежность, словно перешедшая из его объятий в его глаза.
— Мне очень приятно, что ты не сказала «было», — тихо ответил Антон.
— Потому что я надеюсь, что будет еще. — По лицу Марии скользнула озорная улыбка, и ее губы нашли губы мужчины.

Comments