?

Log in

Макаров: Черный Камень (глава 4)

Итак, глава 4 с поправками

[Spoiler (click to open)]
11 октября, 2399 год от Р.Х. (устаревшее летоисчисление), 184 год от восхода Второго Солнца.
Московская территория, Северо-Восточный округ, стриптиз-бар «Кристалл».

— Лучше туда не ходить, — порекомендовал верховный архиепископ Кириллов, глава отдела по расследованию убийств в Центральном округе.
— А в чем дело? — осведомился Кулагин.
— Да там сплошное мясо, — верховный архиепископ сплюнул, — честно говоря, в зале себя нормально чувствует только ауксилиарий Панов. Но раньше он служил в отделе по зачистке, его таким не испугаешь.
Василий пожал плечами и направился к дверям в главный зал «Кристалла». Кардинал не принимал участия в зачистках местности от еретиков, но хладнокровием мог поделиться не с одним десятком ветеранов. Его задачей было найти гнездо ереси, а марать руки в крови у него никогда желания на возникало.
Кулагина вызвали на место происшествия, поскольку стриптиз-бар «Кристалл» принадлежал мафиозному клану Росси. Недовольный и плохо выспавшейся Василий проскользнул в оцепленное здание через черный ход, но даже при этом он насчитал по дороге пять патрульных экипажей и семь карет Братства Целителей. Лица пасторов, побывавших на месте трагедии, описанию не поддавались, большая часть из них явно боролась с дурнотой.
— Много народу полегло? — поинтересовался Кулагин, брезгливо глядя под ноги: у него были новые ботинки, и кардинал старался ступать осторожно, чтобы не испачкаться.
— Судя по фрагментам, человек тридцать, — ответил Кириллов, прикрывая рот платочком, отчего голос главы отдела по расследованию звучал довольно глуховато. — Точное количество эксперты смогут определить дней через десять.
— Я уже прислал своих экспертов, у них опыта побольше, помогут — сказал Василий и остановился, найдя наконец маленький и относительно чистый островок на липком от крови полу помещения.
— Заберете у нас это дело? — с надеждой посмотрел на кардинала Кириллов.
— Заберу, — кивнул Кулагин. — Очень похоже на мафиозные разборки. Видимо, никак не могут поделить сферы влияния после смерти Росси.
Круглое лицо верховный архиепископа Кириллова отразило глубокую радость: он явно тяготился свалившимся на него расследованием массового убийства и был счастлив сплавить дело любому желающему.
Кардинал неторопливо огляделся.
Главный зал стриптиз-бара больше был похож на скотобойню, в которой произошел взрыв. Пол, стены, обломки мебели были обильно политы кровью, в которой буквально плавало то, что верховный архиепископ Кириллов деликатно обозвал «фрагментами»: руки, ноги, головы, внутренности, изредка они составляли единое целое, но, как заметил Василий, чаще попадались все-таки отдельные части тел. Под ногами скрипели осколки посуды, столовые приборы, валялись бутылки, как целые, с остатками жидкости, так и разбитые. Зал был наполнен удушливой смесью перегара, разложения и рвоты. Помимо Кулагина и Кириллова, в помещении находились только эксперты, местные и присланные Кулагиным. Причем экспертов из спецотдела можно было отличить по высоким резиновым сапогам — его ребята отличались предусмотрительностью. За порядком в зале присматривал хмурый ауксилиарий, видимо, это и был знаменитый ветеран Панов.
— Картина в целом ясна, — резюмировал Василий. — Кто-нибудь выжил?
— Тринадцать человек у Целителей, большая часть очень плохи.
— Охрану обеспечили?
— Да, ваши ребята подсуетились.
— Они у меня молодцы.
Скорее всего об охране позаботился везде успевающий Шашков, здраво рассудивший, что пострадавшим не следует общаться с репортерами и парнями Бегичева.
— Хорошо, что я не впечатлительный. — Кардинал покосился на валяющуюся под, чудом уцелевшим, столиком голову и повернулся к Кириллову: — Как думаете, верховный архиепископ, чем тут поработали?
— У нас есть два свидетеля, здесь, в соседней комнате, — немного помолчав, ответил Кириллов. — Эльфы из Братства вкололи им успокоительное и порекомендовали пока не трогать, но, если хотите, можно пройти, попытаться разговорить.
— А что, они действительно плохи?
— Мужчину, судя по всему, охранника, мы нашли в туалете. Он забаррикадировался и стрелял по любому, кто приближался к дверям. Как ежика ее утыкал. Взяли, только когда у него в арбалете болты закончились.
— Второй свидетель?
— Женщина, из посетителей, она пряталась под перевернутым креслом.
— Они были в зале во время нападения?
— Да.
— Хорошо, — принял решение Василий, — с этими двумя я поговорю лично.

Девушку звали Катя. Екатерина Стрелкова.
Сначала Кулагин решил, что она местная стриптизерша, уж слишком ярким был ее макияж, да и вызывающе откровенное платье не соответствовало образу светской дамы, но действительность оказалась не такой ужасной. Катя Стрелкова работала кассиром в Росси-банке и завела тесную дружбу с заместителем начальника охраны, крепким и короткостриженым Славой. Насколько длительным был этот роман, Василий не уточнял. В «Кристалле» Катя и Слава отдыхали в компании еще двух парочек, служащих все того же РОССИ-банка.
— Вика первая закричала, — бесцветным голосом говорила Катя, глядя в пол. — Как сумасшедшая. Даже музыку заглушила. Слава вскочил, схватил меня за руку.
На глазах девушки выступили слезы, но, судя по всему, истерики не предвиделось.
— Слава в зал посмотрел, в сторону сцены, и кричит: «Бежим!» А там уже все бежали. Крики, паника, около дверей пробка жуткая, все лезут, ругаются, дерутся. Потом кто-то оружие достал, не Слава, он сегодня не работал, все дома оставил, даже кинжал не взял. Все вообще озверели. Меня ударили. — Катя машинально прикоснулась к глазу, под которым наливался кровавый синяк. — Я упала, Славу уже не видела, испугалась, что затопчут, и заползла под кресло.
— Нападавших видели? — как можно мягче спросил Кулагин.
— Нет, но я слышала, — девушка судорожно вздохнула, — потом, когда все стихло, он прошел мимо кресла. Я тихо-тихо сидела, он меня не заметил.
— А вы его?
— Нет, только шаги. — Губы у Кати задрожали, было видно, что она снова и снова переживает этот страшный эпизод. — Одни такие, как будто рыцарь идет, тяжелые, очень тяжелые, а другие женские, на каблуках. А еще запах.
— Какой запах?
— Запах… Запах духов, очень дорогих и очень хороших. — Девушка посмотрела на кардинала.
Со вторым свидетелем дело обстояло намного хуже. Пережитое потрясение полностью выбило его из колеи. Когда Василий вошел в комнату, плечистый черноволосый мужчина радостно улыбнулся и протянул ему руку:
— Ярик, братишка, долго мне еще придется выслушивать нытье этих придурков-пасторов?
Кулагин уже знал, что Ярослав Князев возглавлял службу охраны «Кристалла», а свидетель доводился ему родным братом. Василия предупредили, что несчастный всех принимает за своего брата, и Кулагин решил принять правила игры.
— Гриша, потерпи еще немного. — Кардинал пожал мужчине руку и плюхнулся в кресло. — Как ты?
— Плохо, Ярик, очень плохо, — ответил охранник и, оглядевшись по сторонам, тихо добавил: — Я видел демона.
— А ты не ошибаешься, Гриша?
— Нет, братишка, не ошибаюсь, — охранник помолчал. — Ты мне веришь, Ярик?
— Верю.
— Ты не думаешь, что я сумасшедший?
— Нет, Гриша, конечно же нет. — Кулагин вздохнул. — Какой он, демон?
— Он жесток, — прошептал охранник, — он быстр и силен, у него есть рога и хвост, его глаза горят зеленым, и… — Губы могучего Гриши Князева задрожали. — С ним ходит женщина, у которой очень хорошие духи.
Василию уже приходилось слышать о подобных монстрах, и то, что он услышал от свидетелей, укрепило его подозрение — в стриптиз-баре «Кристалл» поработал черный оборотень. Но кем была та женщина? Эту загадку придется решать.

Дверь в кабинет управляющего стриптиз-баром стерегли два накачанных молодчика в деловых костюмах. Полосатый материал прекрасно гармонировал с полосатыми галстуками и плохо выбритыми лицами охранников. Сам управляющий лежал растерзанный в главном зале, а в осиротевшем помещении Кулагина ждали владельцы «Кристалла», наследники безвременно почившего Эрнесто Росси.
Василий молча прошествовал мимо телохранителей и пнул ногой тяжелую дверь:
— Куда идешь? — поинтересовался один из молодчиков.
Кардинал удостоил его таким невозмутимым взглядом, что бандит, подумав, решил не нарываться.
Наследников было двое. Высокий, статный, одетый в черное Фабиано Галло и толстый Лоренцо Грилло по кличке Горилла в мятом костюме. Фабиано задумчиво блуждал по кабинету с сигаретой в руках, а его пухлый компаньон развалился в кресле управляющего, время от времени прихлебывая кофе. Появление кардинала не вызвало у мафиози особой радости, и Лоренцо немедленно изложил Василию накопившуюся обиду:
— Слушай, Кулагин, почему нам не дают поговорить с Князевым? Это ведь наш человек? Мы должны с ним поговорить? И почему нас в зал не пускают, а? Это наш клуб? Мы хотим знать, что там произошло…
— Я бы тоже хотел знать, что там произошло, — пожал плечами кардинал. — У вас есть соображения?
— У нас есть соображения! — подтвердил Лоренцо. — У нас есть такие соображения…
— Подожди, Горилла, — остановил горячего компаньона Галло. — Кулагин, что с Гришей?
— Жив, — буркнул Василий, — может быть, через пару дней начнет узнавать родных и близких.
— Так все плохо?
— Так все нехорошо. — Кардинал присел на диван. — Вообще, Фабиано, я думаю, вам надо переименовывать заведение. Стриптиз-бар «Мясорубка»! Обезглавливание и четвертование клиентов с элементами стриптиза.
— Тебе смешно? — снова возбудился Лоренцо.
— Он еще не отошел от того, что видел, — произнес более рассудительный Галло. — Даже у лучшего пастора Московской территории нервы не железные. — Фабиано прошел к бару и плеснул в бокал на палец виски. — Будешь, кардинал.
Василий подумал и кивнул:
— Пожалуй, это то, что надо.
Выпитый залпом алкоголь приятным теплом разлился по телу.
— Там очень плохо?
Кулагин кивнул.
— И что ты думаешь?
— Что думаю? — Василий поставил пустой бокал рядом с собой на диван. — Очень похоже на то, что зря вы тут наркотой приторговывали. Во-первых, это запрещено. Во-вторых, какой-нибудь наркот принял чересчур большую дозу, увидел зеленых чертей и решил отправить их обратно в ад. Вот на что это похоже.
— Полная херня. Не тупи, кардинал, — возмутился Лоренцо Грилло.
Василий вежливо улыбнулся.
— Правда, Кулагин, давай говорить серьезно, — терпеливо предложил более рассудительный Галло. — Твоя версия — полная туфта. Ну не мог даже супернаркот таких дел натворить. Это акция.
— Какая акция?
— Ты знаешь, какая. После смерти Эрнесто ребятам Чеккарелли очень понравился наш бизнес. Я убежден, что нынешнее происшествие — это тщательно подготовленная и спланированная акция. Спланированная до мелочей.
—Что ты подразумеваешь под мелочами?
— Они не просто натворили дел и ушли, — холодно произнес Фабиано. — Они даже приперли дверь снаружи, чтобы никто не смог сбежать
— Ты в этом уверен?
— Да.
— Ты допрашивал своих?
— Никто ничего не видел.
Галло не врал — быстрое расследование трагедии отвечало интересам мафиози, и он бы не стал мешать кардиналу.
— Плохо.
— Не тупи, кардинал, — снова подал голос Лоренцо, — это Чеккарелли. Я в этом уверен.
Толстяк резко встал и направился к дверям.
— Ты куда? — попытался остановить его Фабиано.
— Я этому уроду покажу! — отрезал Лоренцо. — Не хочешь ты, я покажу! Это война, так что, Кулагин, жди нашего ответа!
Лоренцо выскочил из кабинета.
— Надеюсь, у тебя хватит сил, чтобы его тормознуть? — поинтересовался Василий.
— Я постараюсь, но это будет трудно, — честно признался Фабиано. — Сначала Эрнесто, теперь это. Ребята просто в ярости.
— Тот, кто задумал все это, — медленно сказал Василий, — не покушается на ваш бизнес, Галло. У него другие цели. Одна из этих целей — столкнуть лбами вас и Чеккарелли.
— Чем докажешь? — прищурился Фабиано.
— Мне нужно двое суток, чтобы взять гадов. И я хочу, чтобы в течение этого времени твои ребята вели себя смирно, — Кулагин уже обещал папе, что войны кланов не будет.
— А через двое суток?
— А через двое суток война не потребуется.
— Я постараюсь, — медленно ответил Фабиано. — У тебя двое суток, кардинал, я постараюсь.

Темные Чертоги, Темная Цитадель, личный кабинет Темного Повелителя.

В личном кабинете Темного повелителя очень редко собиралось много посетителей, он не любил массовых собраний. Четверо избранных — это был максимум, который он никогда не превышал, даже если того требовали обстоятельства. Вот и сейчас в абсолютной тьме, окружающем трон Темного повелителя, угадывалось лишь четыре силуэта: двое принадлежали закутанным в темные плащи советникам, последний — Веберу, присутствующему на совещании на правах заместителя Адлера. Он открыл совещание, спокойно и громко зачитав официальное заявление пресс-службы армии Серых Псов. Когда Вебер закончил, высшие иерархи темных эльфов несколько минут молчали, по привычке ожидая язвительных комментариев, но, вспомнив, что Адлера с ними нет, начали высказываться:
— Это возмутительно! — голос первого советника дрожал от негодования. — Как только наемники посмели требовать выдачи нашего командующего?
— При подозрении на заговор для убийства одного из повелителей, это требование вполне разумно, — не поддержал его более осмотрительный коллега. — Темные Чертоги подписали трехсторонний договор, признающую подобные действия тягчайшим преступлением.
— Но мы говорим о командующем нашей армией!
— К сожалению, договор не предусматривает исключений, и армия наемников имеет все основания требовать выдачи Адлера. Вплоть до объявления войны.
— Не думаю, что они рискнут зайти столь далеко.
— Не думаю, что нам имеет смысл это проверять, — Второй советник повернулся к Веберу: — Я прав?
— Отстранение от должности заместителя командира отряда «Мастифы» де Бонне, который пошел навстречу просьбе Эльмара и предоставил ему отсрочку для поиска доказательств невиновности, показывает, что Серые Псы настроены крайне решительно.
— А мы готовы к войне? — снова обратился к Веберу советник.
— Кто тут вообще советник? — Буркнул Темный Повелитель, припоминая веселую улыбку Адлера. — Если это все, на что вы способны, то мне стоило не собирать совещание, а сразу объявлять мобилизацию.
— Темный Чертоги волнуются, — оправдывающимся тоном сообщил один из советников. — Ваши поданные недовольны требованиями наемников, и если мы не проявим твердость…
— Темные Чертоги — это я, а я абсолютно спокоен. Если бы от правителей требовалась только твердость, — холодно заметил Темный Повелитель, — то я мог бы воспользоваться услугами тех же самых наемников.
Советник молча склонил голову.
Это был нонсенс, редчайший случай! Впервые, за существование этого совета, высшие иерархи темных были вынуждены принимать решение самостоятельно, без участия Эльмара Адлера. Советники явно чувствовали себя не в своей тарелке, а несчастный Вебер мало чем мог им помочь.
— Насколько серьезны выдвинутые против Адлера обвинения? — снова подал голос второй советник.
— Правильно! — поддержал его агрессивный коллега. — Пусть наемники ищут доказательства! Они не могут требовать выдачи темного просто так.
— Серые Псы располагают всеми необходимыми уликами, — вставил свое слово Вебер. — В противном случае они не рискнули бы на подобные заявления.
— Мы должны изучить эти улики, а до тех пор командующий нашей армией находится под защитой Темных Чертогов!
— Кстати, а где он сам?
Все советники одновременно посмотрели на Вебера, тот пожал плечами Темный Повелитель остался неподвижен.
— Местонахождение на данный момент Эльмара Адлера неизвестно, — лаконично ответил тот.
— Что это значит?
— Он пропал.
— Во всем этом есть огромный плюс, — буркнул осмотрительный советник. — Мы сможем доказать, что действительно не располагаем сведениями о местонахождении командующего?
— А зачем? — Темный Повелитель опередил Вебера. — Поскольку выдача Адлера на данный момент невозможна, мы, в принципе не станем протестовать против самого факта обвинения, а будем настаивать на срочном созыве трехсторонней комиссии целью изучения собранных улик.
— А что будет, если он не сможет опровергнуть обвинения?
— Этого просто не может быть, — улыбнулся Вебер, — потому что не может быть никогда. Мой командир достаточно трезво оценивает ситуацию и всегда видит пути выхода из кризиса.
— Значит, это его очередная интрига?
— В этот раз, к сожалению, нет, но Адлер всегда способен взять ситуацию под контроль.

Московская территория. Северный округ. Редакция газеты «Свобода слова».

— Добрый вечер, профессор. Очень рад, что вы нашли время для интервью. — Владик Воронов сосредоточенно рассматривал какие-то бумаги. — У меня в руках отчеты спецотдела пасторов по делу стриптиз-бара «Кристалл», их принести в нашу редакцию несколько часов назад. Я не знаю, кто их доставил, но это поистине бесценные документы.
Владик стремительно двигался на первые роли в популярной желтой газете с громким названием «Свобода слова». Воронов очень хотел добиться популярности и поэтому очень часто проводил журналистские расследования, а после писал разгромные, как он сам думал, аналитические статьи.
В тот самый момент, когда к нему зашел Ростислав Селиверстов, он читал показания свидетеля Князева о чудовищном монстре, словно вышедшего из кошмарных снов.
— Посмотрите, пожалуйста, на эти бумаги, — продолжил Владик и протянул ученому совершенно секретный отчет службы пасторов. — Здесь написано, что погибло не меньше тридцать человек. Шок. Что произошло в «Кристалле»? Что это за чудовищный монстр? Не связан ли он с черными оборотнями? Насколько я знаю, вы серьезный ученый. Присаживайтесь.
Профессор сел в удобное кресло слева от Воронова.
— Я просто потрясен этой страшной трагедией, — с приличествующей скорбью в голосе начал Ростислав Аркадьевич. — Я уже давно предупреждал о возможности подобных событий. Темные эльфы не контролируют черных оборотней. Эти твари плодятся где-то совсем недалеко от нас, однажды им нечего будет жрать и тогда они выйдут на охоту. А охотиться они будут не на эльфов, те сумеют себя защитить, охотиться оборотни будут на нас — людей.
— Вы хотите сказать, что в «Кристалле» один из оборотней просто решил устроить себе ужин? Посреди города? Такое возможно?
— Это могло произойти в любом клубе, в любом торговом центре, даже просто на улице, — покачал головой Селиверстов. — В любое время. Я давно говорил о том, что нужно вести учет абсолютно всех тварей! Их нужно внести в специальные списки, и нужно, чтобы Темные Чертоги контролировали их численность. Это ужасные и жестокие монстры! А еще лучше будет, если мы избавимся и от эльфов, и от наемников. Наш мир должен принадлежать людям, и только людям
— Людям? — Это слово заставило Воронова нахмуриться. — Ростислав Аркадьевич, давайте, пожалуйста, без резких политических заявлений. Ограничимся трагедией в «Кристалле». Иначе, интервью никто никогда не увидит, его запретят публиковать
— Хорошо. Тогда напишите, что бойню в стриптиз-баре устроило порождение дьявола. И я категорически настаиваю, что черных оборотней необходимо контролировать. Они должны бояться даже близко приближаться к нашим городам. Все они пропитаны духом ненависти к людям! И, к сожалению, они уже здесь среди нас.
— Это очень смелое заявление. Вы хотите сказать, что черные оборотни нарушили запрет, покинули свою территорию и находятся здесь?
— Факты, которые я собирал много лет, позволяют мне быть очень смелым, — холодно ответил профессор. — Меня не слышали, когда я говорил, теперь я буду кричать! Трагедия в стриптиз-баре «Кристалл» — дело рук оборотней. Точнее, одного оборотня. Этого более чем достаточно. И это уже далеко не первый случай. Просто этот самый кровавый, и именно поэтому его заметили.
— А, знаете, я думаю, что вы правы. Они здесь, среди нас — признался Воронов, — потому что спецотдел пасторов не станет заниматься всякой ерундой.
— А хотите, я покажу вам несколько документов, которые еще более укрепят вас в моей правоте, — сказал Ростислав Аркадьевич и достал из сумки несколько папок. Протянул их Владику — Первая папка, это рассказ одного лесника, который лично я записал некоторое время назад. Давайте я вам кратенько расскажу, что там написано. Итак, вот это Иннокентий Филиппович Рогов, раньше работал лесником. Однажды возвращался с обхода, где проверял кормушки. Услышал шорох. Краем глаза заметил тень. Большая, рослая, движется невероятно быстро. Выстрелил в сторону движения. Вдруг прямо перед ним появился огромный монстр. Высокого роста, изогнутые рога, хвост. Рогов испугался, закричал, побежал в сторону от монстра. Почти мгновенно получил удар в спину, после чего монстр скрылся в лесу.
Профессор протянул Воронову картину. Там была очень точно нарисована спина человека, вдоль которой шли уродливые рваные шрамы, словно бы оставленные когтями невиданного чудовища.
—А что на это сказали пасторы?
— А что они могли сказать? Сказали, что такие шрамы мог кто угодно оставить, что таких монстров в природе не бывает. И так далее… В настоящее время Иннокентий Филиппович Рогов нигде не работает, — сообщил Селиверстов. — В лес не ходит. Он боится.
— И не удивительно, — поддакнул Воронов, — я бы тоже не пошел.
— Второй случай произошел совсем недавно, на этой неделе. Геннадий Александрович Смирнов был свидетелем нападения черного оборотня на свою соседку. Стоял у окна, краем глаза заметил, что в соседнее окно кто-то прыгнул. Выглянул и увидел стоящее в проеме, спиной к нему, чудовище. Здоровое, сильное, толстое, рога мощные, хвост шипастый. Потом монстр запрыгнул внутрь, а оттуда в него по всей видимости стрелять начали, так как из окна болты арбалетные полетели. Прибывшие пасторы в монстра не поверили. Так что, черные оборотни среди нас и это — уже реальность, — произнес Селиверстов. — И замалчивать правду о них — значит ждать нового кровопролития. Мы должны бороться.
— Признаться, вы меня смутили, — Воронов продолжал листать бумаги. — Если вы не против я бы оставил эти документы у себя и внимательно изучил… Я надеюсь, что моя статья заставит пасторов начать работать в этом направлении. А может даже расшевелит Темные чертоги. Кстати, я пытался взять интервью у кардинала Кулагина, он отказался от комментариев в очень грубой форме. Остается дождаться официального заявления пресс-службы храмовников.

Comments