?

Log in

Макаров: Черный Камень (глава 3)

И снова продолжение ...
[Spoiler (click to open)]
Московская территория, Северный округ.

— Внимание! Внимание! Экстренное сообщение, — голос вестника Кирилла Бегичева был традиционно сух, но волнение ощущалось. — Несколько минут назад пресс-служба армии Серых Псов распространила заявление с требованием к Темным Чертогам о выдаче Эльмара Адлера. Серые Псы обвиняют его в организации убийства Оливье Самсона, настаивают на его аресте и срочном формировании трехсторонней комиссии. Одновременно появилась неподтвержденная информация об отстранении от должности заместителя командира отряда «Мастифы» Жерара де Бонне. Официальной реакции Темных Чертогов пока не последовало, но Генеральный штаб ожидает немедленного ответа от Темного Повелителя. В случае неудовлетворения требований без достаточных объяснений в отказе армия Серых Псов оставляет за собой право объявить войну Темным Чертогам.
Кирилл Макаров выслушал вестника и задумчиво побарабанил пальцами по колену. Дружба с тезкой имела одну крайне полезную сторону, он всегда был в курсе событий.
Связано ли напрямую обвинение Эльмара Адлера с убийством Оливье Самсона, или это уловка, чтобы выманить темного? Скорее всего да, а это значит, что трехсторонняя комиссия может добраться и до наемников. Возможно, даже предъявит обвинение в соучастии. Подобная перспектива на фоне весьма вероятной войны между эльфами и наемниками не вызывала особой радости, и здравый смысл подсказывал Кириллу, что необходимо отправиться в небольшой отпуск, подальше от суеты Московской территории.
На другой чаше весов лежали секреты черных оборотней и снова, как это ни странно, Адлер. Кирилл отдавал себе отчет в том, что если его догадка справедлива и преследование их нанимателя берет свои корни в истории с Оливье Самсоном, то он, Кирилл, единственный, кто в настоящий момент идет по правильному следу. Если смерть командира наемников была провокацией, то организовать ее могла только Марго. И поскольку темный эльф уже наверняка скрылся из города, он, Кирилл, обязан поддержать Адлера и довести дело до конца.
Наемник припарковал свой бронированный экипаж возле дома и вышел на улицу.

Дверь открыл румяный мужчина, лет шестидесяти, с веселыми голубыми глазами.
— Вам кого?
Сидящий у него на руках полненький карапуз громко агукнул, подтверждая вопрос, и Кирилл улыбнулся:
— Добрый вечер, а Валерия Павловна дома?
— Дома.
— Я хотел бы с ней поговорить.
— Лера, — обернувшись, крикнул мужчина, — это к тебе! Проходите. — Он посторонился, пропуская наемника в дом. — Только вы извините, если будет шумно, — дети оставили на вечер внука, так что у нас небольшой бедлам.
— Ничего страшного, — снова улыбнулся Кирилл. — Сколько ему?
— Годик.
— Я люблю детей.
— Неужели? — Из кухни появилась старушка с приятным добрым лицом и голубыми волосами.
— Честное слово, — спокойно ответил Кирилл.
Было видно, что, хотя старушка никогда не изменяла давно выработанному доброжелательному стилю поведения, для наемника она решила сделать исключение. В ее голосе проскользнули очень холодные нотки:
— Проходите в кабинет.
Кирилл направился в указанную комнату.
— Павлик, не думаю, что это надолго, — услышал он за спиной голос старушки, — побудь пока с Коленькой, а когда я освобожусь — будем его кормить.
Дверь в кабинет закрылась.
— Я узнала вас, — буркнула Валерия Павловна, присаживаясь в стоящее у письменного стола кресло, — но не ожидала увидеть здесь.
Старушка с голубыми волосами была старым, опытным оперативником и обладала чрезвычайно редким качеством: Валерия Павловна всегда знала, где можно найти любого, когда-либо попадавшего в поле зрения пасторов. Она могла со стопроцентной точностью найти нужный объект меньше чем за час. Причем любой объект: человек, наемник, торговец, темный или светлый эльф… для старушки был безразлична раса и пол объекта. Не желая сильно афишировать свою настоящую работу Валерия Павловна всю жизнь просидела на непыльной должности заместителя директора московского филиала школы храмовников, занимаясь отбором и обучением пасторов. Именно поэтому наемник решил навестить голубоволосую старушку.
— Через несколько минут мне надо кормить внука, поэтому прошу вас быстрее перейти к делу.
— Вам неприятен мой визит? — вздохнул наемник.
— Неприятен, — согласилась Валерия Павловна. — И говорите, пожалуйста, потише — мои близкие не знают, чем я занимаюсь на самом деле. Для них я просто учитель для храмовников.
— Ну что же, — Кирилл лениво закинул ногу на ногу, — поскольку вы не горите желанием затягивать нашу встречу, то приступим к делу без подготовки. Мне нужна подробная информация на человеческую ведьму, известную под именем Марго. Учитывая ваш колоссальный опыт и длительность работы в службе пасторов, вы не можете не знать о ней. Если вам нужна ответная услуга или какая-либо плата за информацию, можете не стесняться — я готов к переговорам.
— Вы со всеми столь откровенны?
— Только с теми, кому неприятен мой визит.
— Понятно. — Валерия Павловна выдержала небольшую паузу, обдумывая ответ. — Я действительно в свое время встречалась с ведьмой по имени Марго. Это было около двадцати… нет, тридцати лет назад. Она занималась самосовершенствованием в области магии в одном заброшенном подмосковном городе. Молодая женщина, которая очень хотела постичь все тонкости боевой магии. Когда мы вышли на ее след, она исчезла в черном портале. После этого я ничего не слышала о ней. — Старушка снова помолчала. — Это окончательный ответ. До свидания.
Наемник покачал головой:
— Не думаю, что все так просто, Валерия Павловна.
— В каком смысле?
— В самом прямом. Я не думаю, что вам на старости лет следует ставить под удар свой опыт и репутацию ради этой ведьмы. Марго ввязалась в очень неприятную историю, и от ваших ответов, уважаемая Валерия Павловна, напрямую зависит, как именно будет классифицировано ваше поведение: как оплошность, разумеется случайная, или как пособничество преступнику.
— Не стоит меня пугать, наемник.
— Я никого никогда не пугал, — буркнул Кирилл, — мне платят не за нагнетание страха, а за результат. В настоящий момент я пытаюсь провести с вами деловые переговоры, Валерия Павловна, излагаю свои доводы. Вы можете выставить меня за дверь, я уйду, но запереться в этом доме навсегда и спрятаться ото всех вы не сможете, Валерия Павловна. Вовлекаются все новые и новые игроки, которые будут стараться разобраться в происходящем. И все они станут задавать вопросы. Я всего лишь первый, Валерия Павловна, и в ваших силах сделать так, чтобы я же стал и последним.
— На кого ты работаешь, наемник?
— Это неважно.
— Действительно, неважно, — скривилась старушка. — Как обычно, на Темные Чертоги или в этот раз на Торговый Орден, важно другое — ты работаешь на эльфов! Они купили тебя за свое проклятое золото, а Марго — человек. Настоящий человек! Вот что важно! Ты живешь как в тумане, ты и подобные тебе променяли свою народ, пошли в услужение эльфам, а Марго… У Марго есть цель! Есть идея, ради которой она живет! Она…
Кирилл громко высморкался и медленно сложил платок.
— В целом понятно, уважаемая Валерия Павловна. К сожалению, мне никогда не внушали доверия люди, живущие ради идеи.
— Потому что у тебя никогда ее не было, — старушка обличительно выставила на наемника указательный палец. — А ведь я слышала, что ты служил в службе пасторов! Ты сражался за великую идею…
— Не будьте наивной, Валерия Павловна, — поморщился Кирилл. — Фанатизм и профессионализм несовместимы. Но раз уж мы заговорили о моем прошлом, то хочу заметить, что я никогда не работал на храмовников просто так. Моя деятельность щедро оплачивалась.
— В этом-то и беда таких, как ты, — вздохнула старушка. — Вы все меряете золотом.
— Просто я не скрываю свои интересы.
— Просто они у тебя низменные, а у Марго — высокие цели, о которых ты, наемник, знаешь только понаслышке. Мне жаль тебя.
— Тогда из чувства жалости расскажите, что вы знаете о Марго.
— Я закончила, наемник, — отрезала Валерия Павловна, — убирайся.
Старушка сделала попытку подняться, но холодный голос Кирилла вернул ее в кресло:
— Я еще не закончил!
— Что?
— То, что слышала, старая сука! — Карие глаза наемника сверкнули так, что Валерия Павловна вздрогнула. — Я еще не закончил! Ты что думаешь, это все игры?
Ошарашенная Валерия Павловна беззвучно открыла рот — никогда в жизни с ней не говорили столь грубо.
— Сопливые рассказы о величии человечества можешь оставить для внуков! Если бы у тебя была хоть капля соображения, фанатичка долбанная, ты бы поняла, что я делаю тебе одолжение! Твоя Марго заварила серьезную кашу и собирается спрыгнуть при первом же удобном случае, а ты, идиотка, и такие же вроде тебя будут платить по ее счетам! Вас словно выращивали в теплице, нет совсем никакого понимания! Идея ей привиделась!
— Я ничего не скажу.
— Не скажешь мне — скажешь следователям трехсторонней комиссии, ты прекрасно знаешь, как они работают, — пожал плечами Кирилл. — Они с тобой церемониться не будут. И с детьми твоими. И с внуком.
— Никто их не тронет.
— Тронут, тронут, — успокоил старушку наемник, внезапно переходя на более мягкий тон. — Вы ведь уже слышали, что Эльмар Адлер под подозрением? Марго устроила? — Старушка молчала. — Марго, кто же еще. А теперь подумайте, Валерия Павловна, что произойдет, если ее провокация удастся, и Серые Псы казнят командующего темной армией? — Наемник был почти вкрадчив. — Вы думаете, темные эльфы забудут об этом? Вы плохо знаете Темные Чертоги? Эльмар Адлер, не смотря на все его выходки — их любимец, живая легенда, в случае его смерти темные будут копать до тех пор, пока полностью не разберутся в ситуации. Пусть не сразу, но они докопаются, им спешить некуда, у них впереди вечность. Вы в это верите, Валерия Павловна? — Старушка верила. — А когда они докопаются, пощады не ждите. Вы прекрасно знаете обычаи Темных Чертогов — они убивают всех, кто причастен к смерти их соплеменника. Поголовно. До седьмого колена. Тем более каких-то там людишек, они полгорода вырежут. Вы этого хотите?
— Они не будут…
— У темных очень сильно развито чувство семьи.
Дверь в кабинет приоткрылась.
— Лера, — обеспокоенно поинтересовался хозяин дома, — у вас все в порядке? Громкие голоса пугают Коленьку.
Кирилл и старушка одновременно посмотрели на нахмурившегося малыша.
— У нас все в порядке, — вымученно улыбнулась Валерия Павловна, — просто поспорили о делах. Скоро закончим.
Дверь закрылась.
— Каков реальный уровень Марго? — осведомился Кирилл. — По моим оценкам, очень высокий, но я хотел бы услышать мнение профессионала.
— Очень высокий, — почти неслышно прошептала старушка.
— Громче, пожалуйста.
Валерия Павловна вздохнула:
— У нее очень высокий потенциал. Я думаю, что ее способности и возможности превышают уровень эльфийских магов в период их максимального расцвета. Я думаю, что она уже всемогуща.
— Откуда в ней это?
— Не знаю. Когда мы познакомились, Марго уже была сложившейся ведьмой. Она старше меня. Намного старше, но магия помогает ей сохранять молодость.
— Тридцать лет назад вы впервые узнали о ней?
— Нет. Она долго скрывалась от Эльмара Адлера, имитировала свою смерть. Жила в заброшенных городах и оттачивала свое мастерство. Потом она появилась на Московской территории и стала жить по новым документам.
— Вы ей помогли с документами?
— Да.
— Где она живет?
— Не знаю, — старушка подняла глаза, — честно, не знаю. Она мало кому доверяет.
— Разумно. — Кирилл задумчиво погладил волосы. — Валерия Павловна, расскажите, что еще вы знаете о Марго. Любые подробности.
— Мы не часто общаемся, — пожала плечами старушка.
— И все-таки?
— Она очень не любит эльфов, такое ощущение, что в прошлом они ей здорово досадили.
— Она не рассказывала, как именно?
— Нет, но ее ненависть ощущается почти физически.
— Занятно. Что-нибудь еще?
— Она работала с профессором Веселовым.
— С генетиком?
— Да.
— Но зачем? Разве работа с генами запрещена сводом храмовников?
— Веселов был необычайно талантлив. И к тому же он работал под нашим присмотром. Возможно, Марго искала у него идеи.
— Хорошо. Чем она занимается сейчас?
— У Марго есть группа сторонников, людей, которые работают на нее, верят ей и выполнят любой ее приказ. Они называют себя — Посвященные, а иногда «Новые иллюминаты».
— Вы помните имена?
— Нет, но можно поднять архив, — старушка вздохнула. — Кстати, совсем недавно к Марго присоединилась очень талантливая девочка, Мария Сазонова. И еще, она ее родная внучка.
— Очень талантливая?
— У нее не менее высокий, чем у Марго, потенциал. — Валерия Павловна скрестила пальцы рук. — А может быть, и больший. Гораздо больший.
— Гораздо больший, — усмехнулся Кирилл. — Среди людей появляются сильные маги? Хорошо я проверю девчонку, у вас есть ее адрес?
Старушка кивнула, написала что-то на бумажке, протянула ее наемнику, сняла и снова надела очки. Потом посмотрела на наемника с неожиданным блеском в глазах:
— Вы можете смеяться, Кирилл, можете служить эльфам и брать у них плату, но подумайте о том, что наших колдунов преследовали и уничтожали сотни лет. Они страдали и от эльфов, и от своих соплеменников. Их жгли на кострах и убивали в магических поединках. Их почти не осталось! А ведь именно благодаря им планета однажды снова станет принадлежит людям!
Старушка закончила свою речь, снова сняла очки и посмотрела на наемника. Ответ не заставил себя ждать.
— Вы хорошо разбираетесь в людях, Валерия Павловна, — очень мягко произнес Кирилл, — За все время вашей работы с преступниками и еретиками вы не потеряли веру в людей. Вы романтичны и доверчивы. Это глупо. Вам почему-то кажется, что высокие цели, которые якобы преследует человек, могут дать ему право не платить по своим счетам. Это — заблуждение. Марго совершила преступление, и она за него заплатит. Любой человек, сколь бы силен и нагл он ни был, может только уклоняться от ответственности, до тех пор, пока не столкнется с более сильным игроком, который напомнит ему о старых счетах и заставит платить. Так было и так будет, поверьте, Валерия Павловна, так будет.

Когда Кирилл ушел, Валерия Павловна еще около получаса молча сидела за столом и неотрывно смотрела на скрещенные пальцы рук. Несколько раз заходил муж, но тихо уходил, осторожно прикрывая за собой дверь и безмерно удивляясь про себя непривычной задумчивости обычно веселой и доброжелательной Варвары Ильиничны.
Сообщить Марго о приходе наемника или нет?
Впервые в жизни Валерию Павловну поставили перед таким сложным выбором. Впервые в жизни ей было по-настоящему страшно. Все, что было до этого, мелкие переживания из-за мелких проблем, меркли на фоне того гнетущего ужаса, который она испытала во время разговора с Кириллом. Валерия Павловна часто слышала рассказы о жестокости темных эльфов, о беспощадности наемников. Все это оставалось в рабочих архивах и быстро стиралось из памяти, пока не коснулось ее лично. Кирилл был прав: жизнь старушки протекала в уютной теплице, была надежно защищена от всего, но теперь… Теперь покой нарушен, и надо сделать выбор: оставаться в этой теплице или выйти на свободу, на волю, под грозовые ливни и штормовые ветра.
Валерия Павловна вспомнила холодные глаза Кирилла и вздохнула. Она не сомневалась, что в случае необходимости наемник не задумываясь убьет и ее саму, и ее мужа, и ее внука.
Сообщить все-таки Марго…
Или нет.

Московская территория, Северо-Западный округ, Серебряный Бор, вилла Марго.

Древние руны, шумерская клинопись, древнеегипетские и китайские иероглифы, латынь, эльфийская абугида, прочие символы и знаки, нарисованные от руки генетические цепочки, короткие промежуточные заклинания и снова руны, клинопись, иероглифы… Все эти знания были давно и напрочь забыты, но Марго, с помощью Черного Камня, легко разбиралась в сложных хитросплетениях заклинаний, и ее карандаш свободно летал по разбросанным на столе листам. Любо другой человек ничего бы не понял в этой дикой смеси из всего, что было накоплено человечеством за многие тысячелетия его существования.
Расчеты не утомляли ведьму, напротив, занимаясь ими, она чувствовала себя по-настоящему довольной, с радостью отдаваясь любимому делу. Магические изыскания, творческий поиск, возбуждение, которое испытываешь, стоя на пороге неведомого, — все это было знакомо Марго не понаслышке, все это было пройдено, испытано, но азарт исследователя не отпускал, требуя все новых и новых побед. Этой увлеченностью ведьма заразилась еще в лаборатории Веселова, великого ученого, погибшего в застенках пасторов после того, как отказался выполнять их бесчеловечные приказы.
Веселов.
Марго отвлеклась от расчетов и потерла переносицу.
Прослышав об экспериментах профессора, Марго приложила массу усилий, чтобы приблизиться к нему, стать помощником и другом. Веселов не мог открыть ей ничего нового. Все, что он изучал и открывал, было уже известно и забыто давным-давно, но у него был редкий дар — он верил в науку и любил ее, и он умел заражать этой верой и любовью своих сотрудников. И Марго, пытаясь решить собственную задачу, жадно ловила советы ученого. Профессор ценил молодую энергичную сотрудницу и не догадывался, что уже тогда белокурая и соблазнительная Марго была едва ли не старше его самого.
Теперь профессора нет. Не осталось никого, с кем работала колдунья под его руководством, а она по-прежнему жива, по-прежнему побеждает время.
Марго поднялась и подошла к зеркалу.
Время не щадит слабых и глупых. Профессор был умен, но слаб. Она, Марго, умна и сильна, и она уже почти победила неумолимое время.
Ведьма скинула халат, легкой шелковой дымкой опустившийся под ноги, и внимательно осмотрела свое тело. Она любила смотреть на себя. Семьдесят пять лет, ей уже семьдесят пять. Она по-прежнему желанна, по-прежнему способна одним взглядом зажечь в мужчине бешеную страсть. Она способна достойно ответить на нее. Марго вспомнила нежные ласки Шустрого, сильные руки Мануэла и с улыбкой провела ладонью по большой, тяжелой и упругой груди.
Она почти победила неумолимое время — магия Черного Камня отдалила наступление старости. Но только отдалила, а Марго хотела ее избежать. Для этого нужно продолжать работать, чтобы сущность с другой стороны портала была довольна ею.
Радость должно дарить настоящее, а не воспоминания о прошлом!
Марго подняла пышные светлые волосы, любуясь точеной шеей и плавной линией плеч. Фиалковые глаза сверкнули в отражении как драгоценные камни.
Пришла пора выиграть очень важную битву. Нанести еще один удар неумолимому времени, а дальше… Дальше посмотрим, придумаем что-нибудь новенькое.
Сдаваться просто так Марго не собиралась.
Она снова накинула халатик. В это время в дверь постучали:
— Кто там?
— Хозяйка? Это я, Мануэл.
— Заходи. Как все прошло? — Спросила Марго. — Проблемы были?
— Конечно, нет, — улыбнулся негр.
— У тебя все в порядке?
— Совершенно верно, хозяйка, — подтвердил Мануэл. — Я думаю, подробный отчет об операции тебе скоро принесут парни Бегичева, они всегда оперативно работают.
— Я знала, что могу на тебя положиться, Мануэл, — мягко проговорила женщина и почувствовала, как негр растаял от удовольствия. — Можешь идти.
— Слушаюсь, хозяйка.
Акция, осуществленная магами в банке, была только первым шагом. Вывалившаяся из портала группа, замаскированная под Черных Капюшонов, должна была всего лишь привлечь внимание человеческой части населения, оттенить куда более серьезные события, которые подготовила для них Марго.
Темный Повелитель до сих пор думает, что он тут повелевает? Пора изменить правила игры.
Марго решила, что пора выйти на сцену другим грозным союзникам — черным оборотням. Их абсолютная, ничем не сдерживаемая, агрессия, поражала даже видавшую виды Марго. Колдунья активизировала портал и шагнула в него.
— Доргинд, ты готова к операции?
Сидящий в кресле черный оборотень быстро вскочила и поклонилась неожиданно появившейся Марго.
— Да, Марго.
— Отлично. Сколько тебе нужно времени, чтобы приготовиться?
— Около десяти минут.
Марго присела в кресло, с которого встала оборотень и жестом приказала собираться. Через несколько минут они вошли в портал.

10 октября, 2399 год от Р.Х. (устаревшее летоисчисление), 184 год от восхода Второго Солнца.
Московская территория, Северо-Восточный округ, стриптиз-бар «Кристалл».

Управляющий стриптиз-бара «Кристалл» не баловал публику особыми изысками. Да и не зачем было особенно стараться. Основную массу посетителей составляли или уже сложившиеся бандиты, или подрастающая смена. Культурная программа в баре была очень насыщенной: стриптиз, снова стриптиз, и еще раз стриптиз.
— Как называется твой номер? — поинтересовалась пышногрудая блондинка, поправляя чулок. — Я что-то не запомнила.
Маленькая брюнетка, к которой был обращен вопрос, продолжала молча красить губы, сидя на пуфике перед зеркалом.
— Эй, новенькая, я к тебе обращаюсь!
«Как же ее зовут?»
Брюнетка отложила помаду и медленно повернулась. Гримерная в «Кристалле» была очень тесной, места хватило лишь на два зеркала, поэтому стриптизерши переодевались прямо перед выходом, а до этого проводили время на жестких стульях в крошечном холле.
— Ты что-то сказала?
У новенькой танцовщицы были своеобразные черты лица, наводящие на мысль о жарком дыхании Востока. Глубокие черные глаза, четко обозначенные скулы, роскошные иссиня-черные волосы до лопаток и очень приятная улыбка, дополнительное очарование которой придавали два передних резца, немного крупноватых на фоне остальных зубов. Улыбаясь, девушка становилась похожей на кролика, ласкового кролика с полными, красиво изогнутыми губами. Вот только зачем она делает столь грубый, нарочито аляповатый макияж? Впрочем, клубный стилист настаивал именно на такой раскраске: публике нравилось.
«Как же ее зовут?»
— Как называется твой номер?
— «Одинокая волчица».
Новенькая не отличалась разговорчивостью. Удовлетворив любопытство соседки, девушка встала, отодвинула пуф и сбросила халатик. Блондинка с удивлением отметила, что впечатление хрупкости, которое производила танцовщица, будучи одетой, было более чем обманчивым. Да, она была худощавой, но мускулы четко выделялись под загорелой кожей, маленькие крепкие груди были красивой формы, а каждое движение брюнетки было ловким и координированным. Девушка была подвижной и гибкой.
«Как же ее зовут?»
— Чем ты занималась? Плаванием?
— Я же сказала: «Одинокая волчица».
Блондинка поджала губы, а новенькая стала молча надевать яркий сценический костюм.
«Тоже мне — подумаешь! Волчица, а самомнение как у львицы. Как же все-таки зовут эту курицу? Надо будет договориться с девчонками и устроить ей какую-нибудь пакость, чтобы не задавалась. Например, изрезать одежду».
От этой мысли блондинке похорошело, настроение улучшилось, она расслабилась и даже вздрогнула, когда в дверь гримерки просунулась голова конферансье:
— Новенькая! Как там тебя, Доргинд! Марш за кулисы — твой номер следующий!
«Доргинд, ну конечно же, ее зовут Доргинд. Надо же было придумать такое имя. У ее родителей был отвратительный вкус».

Такого она не ожидала. Точнее, не подумала об этом. Тысячи свечей ударили в лицо Доргинд, отрезав ее от внешнего мира, оставив наедине с собой. Доргинд видела только маленький краешек зала, совсем не различая находящихся в нем людей. Но она знала, что за самым дальним столиком сидит колдунья.
Невысокий подиум извивался между столиками, позволяя поддатым посетителям в полной мере наслаждаться обнаженными телами танцовщиц и даже, если возникало такое желание, дотрагиваться до них. Плечистые, короткостриженые ребята очень одобряли подобную предусмотрительность хозяев заведения и не отказывали себе в удовольствии ущипнуть упругие бедра стриптизерш или бросить им монету. В зале было темно, накурено, и Марго не сразу разглядела мощную фигуру Андрея. Длинноволосый маг в одиночестве сидел за столиком, задумчиво потягивая слабый коктейль.
«Прекрасно, можно начинать».
Колдунья усмехнулась и, услышав первые аккорды музыки, прошептала:
— Наш номер, Доргинд, покажи им, на что ты способна.

Необычная, рваная и в то же время мелодичная музыка притягивала внимание людей. Привыкшая к заурядному стриптизу публика не могла отвести глаз от подиума, на котором бушевала дикая страсть танца. Хрупкая черноволосая девушка оказалась подлинной мастерицей своего дела. Ее чувственные движения не оставили равнодушными никого, и плечистые громилы восхищенно цокали языками, позабыв даже о том, что ни одна полоска ткани не слетела с тела девушки…

Андрей смотрел на танец не отрываясь. Номер «Одинокая волчица» уже подходил к концу. Пора начинать.
— Снимай лифчик, сучка! — заорал Андрей. — Хватит кривляться!
— Раздевайся, сучка! — поддержал длинноволосого пьяный за соседним столиком.
— Снимай трусы!
— За что мы платим деньги?!
— Потряси сиськами!
Разгоряченной зажигательным танцем Доргинд публике потребовалась всего одна спичка, чтобы вспыхнула первобытная страсть. Жадная похоть заслонила великолепие отточенных движений танцовщицы. Восхищение пропало. К извивающейся на подиуме девушке потянулись руки. Кто-то ущипнул ее за икру, кто-то дернул за резинку трусиков.
— Сними одежду, тварь!
— Покажи, что у тебя есть!
Музыка стихла, Доргинд остановилась, растерянно глядя на бушующую толпу, и ей в голову попало запущенное кем-то яблоко. Охрана бросилась к столику хулигана, но плотину уже прорвало: в девушку полетели апельсины и пустые бутылки.
— Раздевайся, сука!
— Покажи, что ты умеешь!
— Сделай это с бутылкой!

— Она что, не собиралась раздеваться? — хихикнула блондинка, выглядывая из-за кулис.
— Что сейчас будет. Снимай тряпки, идиотка, — прошептал конферансье.

— Они хотят тебя убить, — жестко произнес голос Марго в голове у девушки, — к бою!
Доргинд послушно набросила боевую шкуру.

Конферансье так и застыл с открытым ртом и приклеившейся в уголке рта дымящейся сигаретой. А тишину внезапно замолчавшего зала нарушил дикий визг перепуганной блондинки.

Никто из присутствующих не успел осознать, как именно это произошло. Хрупкая черноволосая девушка, едва прикрытая остатками сценического костюма, внезапно изогнулась, и ее тонкие руки превратились в толстые мускулистые лапы, заканчивающиеся длинными когтями. Восточные черты лица трансформировались в ужасающую маску: нос провалился, полные губы исчезли, обнажив длинные клыки, надбровные дуги увеличились, из запавших глазниц пронзительно засверкало зеленое пламя, лысую голову увенчали крепкие рога, а сзади яростно приподнялся мощный хвост, усеянный острыми шипами.
Дикий рев зверя огласил бар.
Единственный сохраняющий спокойствие человек — Андрей — хладнокровно вышел из зала и запер его снаружи. Так приказала Марго.

Зал окрасился красным.
Марго с удовольствием наблюдала, как когтистые лапы монстра разрывают беззащитные тела, как кривятся в истошных криках рты посетителей, как хрипят разорванные легкие. Обезумевшая от ярости тварь зловещим ураганом носилась по залу, сея смерть и ужас. Она была как минимум вчетверо быстрее любого человека, поэтому ни у кого не было никаких шансов. Бандиты даже не успели оказать сопротивление, как все было кончено.
Упал могучий охранник, покатилась оторванная голова конферансье с приклеившейся в уголке рта сигаретой, блондинка в фривольном костюмчике, получив могучий удар, отлетела на несколько метров и грудой костей упала на разломанный столик.
— Отлично, Доргинд, отлично, — шептал голос Марго в голове у зверя. — Ты просто молодец. Все-все, успокаивайся.
Голос колдуньи дрожал от возбуждения, а на ее верхней губе выступили маленькие капельки пота.

Comments