?

Log in

Макаров: Черный Камень (глава 2)

Первая часть исправленной версии главы 2

[Spoiler (click to open)]
8 октября, 2399 год от Р.Х. (устаревшее летоисчисление), 184 год от восхода Второго Солнца.
Московская территория, Северо-Восточный округ, секретная квартира Дидье де Карбонно.

— Хорошо! — Дидье де Карбонно, командир отряда «Борзые», откинулся на спину и блаженно провел рукой по своим волосам. — Клянусь Создателем, ты умеешь доставить наслаждение мужчине, Иринка.
Подруга наемника, молоденькая девушка с гладкими, длиной до плеч рыжими волосами, улыбнулась в ответ:
— Ты тоже сегодня постарался.
Внешнее отличие любовников было поразительным. На фоне массивного, густо покрытого черной шерстью, наемника, с детства привыкшего управляться с разнообразным тяжелым оружием, невысокая, тоненькая Ирина с малюсенькой грудью и узким лицом, казалась девочкой. Но хрупкость юной прелестницы была обманчива, темные, почти черные глаза таили большой опыт, а уж о том, насколько искусен в постели был этот чертенок с внешностью послушницы школы пасторов, Дидье знал не понаслышке.
— Ты меня просто выжал. — Ирина облокотилась на любовника и завела за уши гладкие волосы, отчего стала окончательно похожа на примерную ученицу.
— Да, — самодовольно усмехнулся Дидье. — Я такой.
— Такой, — согласилась девушка, проводя рукой по широкой груди наемника.
Как и остальные наемники, Дидье обладал гигантским самомнением, которое Ирина не забывала время от времени поддерживать. Природа щедро одарила де Карбонно физической силой, воинской доблестью и командирской сметкой, благодаря которым Дидье уже полтора столетия лет являлся бессменным командиром пионерного отряда «Борзые». Принимая во внимание то, что военные инженера считались гордостью Серых псов, это было совсем неплохим достижением.
Несколько секунд де Карбонно отдыхал, поглаживая толстой лапищей гибкий стан любовницы, а затем решил сделать ей комплимент.
— Честно, скажу, — наемник откашлялся, — такой горячей подруги, как ты, у меня никогда не было.
«Еще бы!» Ирина едва не расхохоталась простодушному солдафону в лицо. Все давно знали, что жена здоровяка была фригидной. Именно поэтому наемник до встречи с ней, честно перевыполнял свой долг перед армией Серых Псов, гоняя свой отряд по плацу практически круглыми сутками. А так как грозный воитель был стойким подкаблучником, много лет лишенным любовных ласк на семейном ложе, Ирине пришлось изрядно постараться, чтобы матерый вояка преодолел патологический страх, который тот испытывал перед собственной женой. Зато теперь, пустившись во все тяжкие, гигант отрывался по полной программе и буквально засыпал свою фаворитку знаками внимания.
Бледноватые, но изящно очерченные губы девушки скользнули по щеке Дидье.
—У тебя усталые глаза, Дидье, что случилось?
— В том-то и дело, что непонятно, что случилось, — рассеянно пробормотал наемник.
— Это насчет Оливье Самсона?
Де Карбонно удивленно посмотрел на любовницу:
— Что ты имеешь в виду?
— Ничего. — Ирина передернула узкими плечиками. — Ходят слухи, что Оливье очень загадочно умер, версий уже накопилось огромное множество. А теперь и ты выглядишь расстроенным. Вот и решила, что это как-то связано.
— А ты смышленая.
«Я просто тебя использую, самодовольный индюк».
— Я стараюсь заботиться о тебе, мой рыцарь, — нежно проворковала Ирина. — Мне хочется, чтобы ты был счастлив.
Тон был подобран идеально, и Дидье разговорился.
— Да, у меня плохое настроение из-за Оливье, — согласился он. — Никто не знает, как погиб командир и почему. Инстинкты у него были как животного, к нему бы даже муха незаметно не подлетела. Точнее, главнокомандующий наверняка знает, и Жерар де Бонне знает, но они молчат. Сегодня я разговаривал с Вивьеном Барилем, командиром отряда «Таксы», он тоже не в курсе, а на мой прямой вопрос де Бонне не ответил. Клянусь Создателем, это просто идиотизм! Погиб один из командиров армии, а высшее командование не может объяснить ситуацию даже остальным командирам!
— Они от вас что-то скрывают, — небрежно бросила Ирина.
Де Карбонно скривился.
— На этот раз они зашли слишком далеко, клянусь Создателем! Я намерен требовать отчета! Вивьен Бариль меня поддержит, он обещал! Мы обязаны знать, что происходит в наших рядах!
— Ты абсолютно прав! В конце концов ты командир отряда, герой войны! — Ирина игриво прижалась к наемнику и неожиданно поинтересовалась: — Кстати, ты помнишь Лилю?
— Лилю? — Он непонимающе уставился на подругу. — Блондиночку?
— Ее, — подтвердила девушка, — у нее еще родинка над губой. Я знакомила вас в «Круглом квадрате».
— Разумеется, разумеется, — отозвался де Карбонно, с трудом припоминая первую встречу с любовницей. Да, да, точно, в «Круглом квадрате», он был в компании своих солдат, молодой Крис обмывал очередное звание. Везучий сукин сын. Выпито было много — начали еще в казармах; и когда за соседний столик приземлились две стройные красавицы, внутреннее давление у солдат уже достигло критической отметки. Одной из прелестниц оказалась Ирина, вторая… гм, вторую действительно звали Лиля.
— А при чем здесь твоя подруга? — опомнился Дидье.
— Дело в том, что Лиля дружит с Томасом Зайделем, знаешь его?
— Да, — все еще ничего не понимая, кивнул наемник.
Он часто видел плотную фигуру одного из директоров Торгового Ордена в «Круглом квадрате». Томас был гениальным финансистом, к тому же вдовцом, счастливым отцом, дедушкой, и поэтому остальные директора сквозь пальцы смотрели на его увлечение человеческими красотками.
— При чем здесь твоя подруга и то, что она спит с Томасом Зайделем?
— Так вот, я виделась с Лилей позавчера, между прочим, она хвасталась, что Томас подарил ей очаровательное жемчужное ожерелье…
«Жемчужное ожерелье, — отметил про себя Дидье, — ладно, подарю ей серьги».
— По словам Лили, Томас под большим секретом рассказал ей, что Оливье Самсона убили по приказу Эльмара Адлера.
— Тоже мне новость, — поморщился де Карбонно, — об этом все говорят, только доказать ничего не могут.
—А еще говорят о том, что в покоях Самсона было обнаружено излучение одного таинственного артефакта, который Адлер ищет уже много лет. Самсон не хотел рассказывать о его местонахождении, поэтому его и убили.
— Какой еще артефакт? Черный Камень, что ли? — удивился Дидье. — Что за глупости? Его украли полвека назад. Откуда Оливье мог что-то о нем знать?
— Ну этого я не знаю, говорят, что мог, — легкомысленно махнула рукой Ирина. — Я тебе рассказываю с чужих слов.
— Чушь, — неуверенно заявил наемник. — Почему главнокомандующий об этом молчит? Если бы он знал о Черном Камне, то давно созвал бы чрезвычайный совет и ввел военное положение. Если теория Эльмара Адлера верна, то этот камень необходимо уничтожить. И Самсон рассказал бы мне, все-таки я его лучший друг. Был…
— Если только главнокомандующему это надо. — Ирина лениво потянулась, и ее твердые торчащие соски царапнули Дидье.
— В каком смысле?
— Все знают, что Оливье Самсон был необычайно талантлив и явно метил на место главнокомандующего вашей армии.
Несколько секунд до наемника доходил смысл слов любовницы, а затем он помотал головой:
— Ты говори, да не заговаривайся, балаболка! Оливье был самым близким другом Жерара де Бонне. Он бы смог защитить друга. И вообще. У нас такое не принято — мы все как одна семья! Любой может добиться всего чего хочет, нужно только приложить усилия.
— Конечно, не принято, — усмехнулась Ирина, — но все знают, что главнокомандующий может быть только один — а желающих, наверняка много.
Если бы командир «Борзых» был более внимателен, он, безусловно, обратил бы внимание на подозрительную осведомленность своей хрупкой любовницы во внутренних делах такой закрытой структуры, как армия Серых Псов, заметил бы расчетливый блеск в ее темных глазах, да и вообще задумался бы над тем, как легко оказался под властью тоненькой девушки. Но Дидье гораздо больше занимало то, что говорила его подруга:
— Ты хочешь сказать, что главнокомандующий не препятствовал гибели одного из основных командиров своей армии?
—Посуди сам, — предложила Ирина, — разве в противном случае он стал бы что-то скрывать от вас?
— Чушь, — сопротивление де Карбонно ослабевало.
— Может быть, и чушь, — согласилась девушка и нежно укусила наемника в могучее плечо. — Просто я услышала интересную новость и захотела помочь тебе.
«Помогай не помогай, — усмехнулся про себя Дидье, поглаживая узкие бедра любовницы, — но тебе никогда не стать моей супругой».
Но даже потом, и когда острые коготки гибкой девушки царапали его спину, и когда они молча отдыхали, раскинувшись на широкой постели, и когда принимали душ, мысли де Карбонно кружились вокруг одного вопроса:
«Неужели это правда? Неужели главнокомандующий, презрев законы чести, подставил своего подчиненного и друга Оливье Самсона?»
Семена, заботливо посеянные Ириной, попали на благодатную почву.

Когда вымотанный и озадаченный наемник, рассеянно чмокнув ее в прихожей, вышел за дверь, Ирина немедленно открыла портал и вошла в него:
— Марго? Ты где? Это я, Ирина, — она стояла у камина на зимней веранде виллы Марго
— Присядь. Сейчас подойду. Как твои дела?
— Не спеши, я ненадолго. Дела в порядке. — Ирина помолчала и с гордостью выпалила: — Ставлю десять против одного, что Дидье поднимет нужный нам вопрос на ближайшем военном совете.
— Если не ошибаюсь, этот совет пройдет завтра?
— Не ошибаешься.
— Замечательно. — Марго довольно улыбнулась. — Великолепная работа, моя дорогая, ты умница.
— Я всегда стараюсь, Марго.
— Я это вижу, до встречи.
— До встречи.
Ирина снова шагнула в портал и вернулась в спальню и посмотрела на свое отражение в зеркале: молоденькая тоненькая девушка с гладкими рыжими волосами, узким лицом и грустными темными глазами одиноко стояла посреди разбросанного белья и скомканных простыней. В комнате пахло дорогими духами и потом ее любовника. Ирина с наслаждением закурила — Дидье не переносил табачного дыма, и при встречах с наемником ей приходилось сдерживаться, — затем сбросила коротенький, едва прикрывающий ягодицы халатик и внимательно осмотрела тело, небрежно стряхивая пепел в чашки из-под кофе. Кисти рук наемника напоминали стальные тиски, но, кажется, на этот раз обошлось без синяков. Девушка пинком отправила халатик в дальний угол, присела на кровать, обхватила руками колени и, глядя своему отражению в глаза, тихо повторила:
— Я всегда стараюсь, Марго.

Необычные способности Ирина проявили себя очень рано, еще в детстве. Но все время они находились в зачаточном состоянии. Ирина могла чувствовать опасность, изменения погоды и прочую несущественную мелочь.
Все изменила встреча с Марго. Энергичная, дерзкая и умная Ирина понравилась опытной ведьме. Она ненадолго оставила девушку наедине с Черным Камнем и сущность с той, неизведанной стороны, убедила девушку стать его сторонницей, увлекла перспективами, которые открывало глубокое изучение магии.
И тогда Марго просто предложила новую, более опасную и завораживающую игру, которую Ирина с удовольствием приняла. Ей была не по душе размеренная жизнь, ей хотелось приключений, новых ощущений, и хитроумные цели ведьмы пришлись по вкусу взбалмошной рыжей девчонке. Так Ирина стала ближайшей помощницей самой сильной ведьмы в истории человечества.
Ирина с головой окунулась в завораживающий мир интриг, развернутых Марго против эльфов. Опытная ведьма не могла не нарадоваться на свою энергичную помощницу, и Ирина не без оснований считала себя ее правой рукой, с удовольствием училась у Марго, была готова выполнить любой ее приказ, гордилась ее доверием…
До появления Марии.
Ирина видела, насколько благоволит Марго новой фаворитке, догадывалась, что неопытная пока Мария вырастет в очень сильного мага, и ничего не могла поделать с этим.
«Как твои дела?»
Как сухо, как холодно! Никогда раньше Марго не позволяла себе с ней такого тона!
Ирина закурила еще одну сигарету и снова посмотрела на свое отражение. На худенькую рыжеволосую девочку с грустными темными глазами.
В комнате воняло потом здоровяка-наемника, и Ирине почему-то захотелось плакать.

Московская территория. Северный округ. Трактир «Круглый квадрат».

— Я сам не понимаю, как эта сделка могла сорваться, — вздохнул Ком Давид, вытряхивая из бутылки последние капли виски. — Дело было верное. Не понимаю.
Сгрудившиеся за столиком Черные Капюшоны с тоской слушали исповедь своего десятника. Совсем недавно он предложил им такую выгодную сделку, что Черные Капюшоны дрогнули и выложили деньги. Нужно было в одном округе приобрести некий товар за наличные средства и тайно перевести его в другой округ. Казалось бы, что может быть проще. Но в месте встречи покупателей не оказалось и на связь они больше не выходили. Когда Ком Давид вскрыл ящик с товаром, то обнаружил в нем кульки с сахарной пудрой. Эта огромная потеря так сильно ударила по финансам незадачливых ассасинов, что теперь они даже не знали, чем расплатятся за только что выпитые шесть бутылок виски.
— Золото жалко, — пробормотал Алари, и все остальные дружно закачали головами в черных капюшонах.
Выражать свое горе с большим пылом и уж тем более распространяться об умственных способностях десятника никто не рисковал — Ком держал свою десятку в ежовых рукавицах.
— Еще виски? — скучающий без посетителей Гаспар подошел к столику и сгреб пустые бутылки.
Взоры Черных Капюшонов устремились на Кома. Тот лениво откинулся на спинку стула, поковырялся в желтых зубах ногтем указательного пальца и солидно согласился:
— Пару бутылок.
Десятка переместила взгляд на бармена: стоило тому заикнуться об оплате, и последовал бы грандиозный скандал, но, к счастью, полусонный Гаспар покладисто кивнул:
— Кто-нибудь, пойдемте со мной.
Трое ассасинов с готовностью вскочили со стульев и бросились к стойке бара.

— Кудрявый, нам не нужно туда идти, малолетки сами все разрулят в лучшем виде.
— Слушай, Бегун, я лучше знаю, куда нужно идти, а куда нет. Присмотри за этими отморозками. Шустрый конкретно сказал, чтобы твои бритоголовые все сделали как надо, и, если что не так, твоя репа страдает. Все понял?
— Понял, понял, не дурак! — Недовольный Бегун посмотрел на напарника: — Ну что, чувак, нам придется пастись здесь до самого финиша.
— Без базара, Бегун. — Толстый напарник по кличке Пузо покрутил бычьей шеей и смачно сплюнул себе под ноги.
Неопрятный Пузо, как всегда по утрам, распространял удушливый запах перегара, терпеть который слишком долго Бегун не мог. При каждом вздохе даже его могучий организм давал сбои и намекал на возможность непроизвольных рвотных выделений.
«И какого, спрашивается, черта Шустрый отправил нас на это задание? Неужели малолетки сами не справятся? Что они, забегаловки никогда не бомбили? Пришли, разнесли все вдребезги, ушли — и все дела».
Бегун с неприязнью посмотрел на красивую вывеску: «Круглый квадрат».
«Название-то какое — «Круглый квадрат»! А по всему видать — кабак дорогой. В центре города. Еще и вымыто все вокруг, и фасад блестит, как будто только утром красили…»
Бегун поправил пистолет в наплечной кобуре, после ограбления оружейного магазина он решил оставить его себе, и еще несколько обойм прихватил в придачу. Улов был богатый и Шустрый никогда не узнает об этом. Он повернулся на запах, Пузо дышал в его сторону:
— Ну, скоро они? Трубы горят!
— Должны уже, хотя кто этих уродов знает?
Из переулка показались несколько лысых малолеток в черных кожаных плащах.

Вместо затребованных двух бутылок бойцы притащили целых четыре, и несмотря на увеличение долга, Черные Капюшоны повеселели. Виски было необходимо для их мозгов так же, как кислород, и теперь, выпив почти по бутылке на каждого, они могли рассуждать здраво.
— Я думаю, деньги мы найдем! — оптимистично заявил Ком. — В конце концов мы самая лучшая десятка в нашем клане, и любой торгаш с радостью заплатит нам вперед!
— За что заплатит? — осведомился въедливый Алари.
Все знали, что Торговый Орден был чрезвычайно разборчив в выборе деловых партнеров.
— Заплатят, — уверенно ответил Ком, — я слышал, Орден как раз ищет десяток охранников для одного из своих складов. Нужно только поговорить кое с кем и все, заказ наш.
Черные Капюшоны с уважением посмотрели на десятника — выгодный заказ от Торгового Ордена обещал неплохую прибыль.
— А почему это Орден вынужден искать охранников? — снова влез с излишним любопытством Алари, особо заострив внимание на слове «искать». Обычно все происходило прямо наоборот, желающие найти работу обращались в Торговый Орден.
Десятник с досадой посмотрел на дотошного бойца и сознался:
— Это секретный склад. Находится где-то на Восточно-Сибирской территории.
Лица Черных Капюшонов разочарованно вытянулись.

— Бармену сломать позвоночник! — прохрипел главарь бритоголовых, стоя у дверей трактира «Круглый квадрат». — Посетителей тоже не жалеть, чтобы отсюда ни одна тварь на своих ногах не ушла!
Жестокость главаря имела простое объяснение: на это задание он имел самые серьезные виды. Заказчики наверняка возьмут на заметку такого исполнительного пацана. А может быть, чем черт не шутит, предложат работать на них. Работа на серьезных мафиози представлялась ему райским наслаждением: красивая жизнь, красивые женщины, много золота. И еще много чего связанного со словами «много» и «красиво». Он бросил завистливый взгляд на стоящих в сторонке бандитов, и снова посмотрел на свою банду.
— Все понятно?
— Поджигать будем?
— Только смотри — перед самым выходом, чтобы самим не сгореть.
— Да что мы, дети, что ли?
Бритоголовые вытащили из-под плащей оружие и главарь пинком распахнул двери трактира:
— Бей эльфов!

Первым опомнился Ком. Благодаря виски его мозги посвежели, и он…
Нет, на самом деле первым разобрался в происходящем полусонный Гаспар. При первых же звуках вторжения бармен ничком рухнул под стойку и закрыл голову руками. В бутылки над ним полетели камни, зазвенело разбитое стекло и только тут опомнились Черные Капюшоны.
— Поможем нашему кредитору! — заорал Ком, выпрыгивая из-за стола.
— Только никого не убивать!!! — крикнул из-под своей стойки Гаспар. — Мне здесь трупы не нужны!!!
Мгновенно поняв, что им представляется прекрасная возможность расплатиться с гостеприимным барменом за выпитое виски, Черные Капюшоны начали действовать с максимальной эффективностью. Привычные к рукопашным схваткам ассасины выхватили ятаганы и азартно врубились в не ожидавшую отпора банду. Пару секунд бритоголовые по инерции пытались атаковать, бестолково размахивая своими клинками, но пролитая кровь быстро остудила их пыл. Непонятно откуда взявшиеся, увешанные золотыми цепями, эльфы в черных кожаных одеждах и в черных капюшонах ловко орудовали острыми, как бритва, ятаганами, срезая одежду, кусочки кожи и уши, торчащие из лысых голов. Еще пару секунд в трактире царил легкий сумбур, а затем бритоголовые обратились в бегство.
— Гаспар, надеюсь, мы квиты? — поинтересовался Ком, когда последний из нападавших вылетел из «Круглого квадрата».
Бармен прищурился, оценивая минимальность понесенного урона, и кивнул:
— С меня еще две бутылки.

Что-то явно пошло не так.
Бритоголовые, как и было положено, вышибли двери трактира и ворвались внутрь. Зазвенели разбитые бутылки. Но дальше из помещения вместо звуков ломаемой мебели и криков избиваемых посетителей начали доноситься какое-то подозрительное сопение, невнятные ругательства, а в довершение всего из сломанных дверей выскочил молодчик с безумно распахнутыми глазами. В принципе в сумасшедшем взгляде юнца не было ничего странного, но его плащ был изрезан в куски, а лысая голова сочилась кровью. Юнец провел рукой по лбу, пару мгновений таращился на окровавленную руку, а затем опрометью бросился прочь.
Пузо и Бегун переглянулись:
— Что происходит?
Вместо ответа из «Круглого квадрата» выскочили остальные бритоголовые и без лишнего шума, молча, оставляя на дороге кровавые следы, припустились вслед за первым.
— Я не понял. Нет, я в натуре не догоняю, но кажется, на нас наехали…
Опасения Пуза полностью подтвердились. Вслед за бритоголовыми из трактира появилось несколько эльфов, на ходу доставая из карманов многочисленные метательные ножи, которые тут же улетали в сторону убегающих. Догоняя бандитов, ножи наносили им малоопасные, но крайне болезненные и неприятные раны: резали мягкие ткани юношеских окороков, сухожилия, уши — и гнали, гнали вперед, подальше от «Круглого квадрата».
— Бегун, доставай свою пушку, мочи их! — предложил Пузо и достал откуда-то короткий кинжал.
— По любому, — согласился Бегун, — если мы этот кабак не спалим, нас Кудрявый сам спалит.
— Ну, давай спалим!
Бандиты направились к трактиру.

Взвешивая в руках приятную тяжесть двух бутылок виски, Ком вышел из «Круглого квадрата», благодушно зевнул, наблюдая, как его десятка собирает ножи по улице, почесал череп под капюшоном, снова зевнул и замер с открытым ртом: к нему приближались двое. Явно бандитского вида люди, один с пистолетом в руках, другой с кинжалом, и явно недобрыми намерениями.
— Ну ты, остроухий, упал мордой в землю! — хрипло скомандовал один из них, тот, что был потолще.
Ком с тоской посмотрел на далекие спины своих бойцов и принял единственно верное решение.
Никогда до и никогда после Ком не позволял себе подобных шагов в отношении виски, и каждый раз при воспоминании об этом случае его губы кривились в грустной усмешке. То, что он сделал, противоречило всем его заветам. Пузо и Бегун были готовы к любому развитию событий: эльф мог побежать, мог подчиниться, мог заорать в конце концов, пытаясь привлечь внимание своих товарищей, но вместо этого Ком неуловимо быстрым движением метнул в головы мафиози бутылки. Именно так: неуловимо быстро, одновременно с двух рук. За последние три тысячи лет он освоил метательное оружие до такой степени, что поразительная меткость бросков должна будет передаться его будущим детям на генетическом уровне. Обе бутылки попали в цель и даже разрушения нанесли одинаковые, только у Бегуна пострадало левое полушарие, а у Пуза соответственно правое. Бандиты мешками повалились на дорогу, бутылки разбились, а с конца улицы донеслись крики: десятка возвращалась к трактиру.
Надо было торопиться. Ком подошел к телам и, с грустью принюхиваясь к восхитительному запаху виски, тщательно обыскал карманы валявшихся без сознания агрессоров.

— У них ничего не было! — возмущенно сообщил Алари, вытирая ножи о трофейный красно-белый шарфик. — Дебилы малолетние! На всю банду пригоршня серебряной мелочи!
— У этих тоже ничего нет, — сообщил ассасин по имени Клод, ощупывая бездыханные тела мафиози.
— Может, они золото дома забыли? — предположил Ком, задумчиво разглядывая пистолет, — дорогая игрушка для простых бандитов.
— Может, и забыли, — нехотя согласился Клод, подозрительно глядя на подобревшее лицо десятника. — Только вряд ли оба сразу.
Ком еще не пересчитал золотые монеты, вытащенные из бандитских карманов, но делиться ею со своей десяткой не собирался.
— Что же это получается? — протянул Алари. — Мы своей шкурой рисковали ради десяти бутылок виски?
Времени оставалось мало, вот-вот могли нагрянуть пасторы, Ком лихорадочно огляделся, и в его голову пришла спасительная мысль:
— Эти бандюки совсем оборзели! Вчера они ограбили оружейный магазин. Этот ствол наверняка оттуда. Сегодня хотели ограбить «Круглый квадрат»! Мы должны поставить их на место!
— Как?
— А вот так! Двое в засаду и сидят на шухере. Двое в тот конец улицы, двое в этот конец улицы, остальные за мной!
И Ком указал пальцем на расположенный неподалеку ювелирный магазин.

Comments