?

Log in

Макаров: Черный Камень (глава 1)

Окончание исправленной главы 1.

[Spoiler (click to open)]
Московская территория, Северный округ, квартира Шустрого.

Они даже не потрудились разобрать постель, и обнаженные тела сплетались в страстных объятиях среди скомканного покрывала, смятых черных простыней и разбросанных в полнейшем беспорядке подушек. В подобном же беспорядке пребывала и одежда, валяющаяся по всей спальне. Было видно, что ее срывали наспех, на ходу, не разжимая объятий, торопясь насладиться друг другом так, словно бы любовники встречались в последний раз.
Они снова перекатились, мужчина оказался снизу:
— Марго, сильнее!
Страстные движения молодой женщины сводили его с ума.
— Сильнее!!!
Марго застонала, и ее ногти впились в тощие плечи Шустрого. Мужчина зарычал, и безумная вспышка наслаждения поглотила любовников.
Некоторое время они приходили в себя, затем Марго плавно опустилась на кровать, мужчина потянулся и жадно поцеловал ее в губы.
— Тебе понравилось?
Марго блаженно раскинула руки, закрыла глаза и только кивнула.
Несмотря на внешнюю субтильность, Шустрый был великолепным любовником, и женщина получала истинное удовольствие от встреч с ним.
Шустрый нежно откинул с ее лба белокурый локон, снова поцеловал в губы, в тонкий нос, на котором выступили капельки пота, в шею, затем протянул руку к прикроватной тумбочке и взял бокал эльфийского вина:
— Ты не поверишь, но я снова хочу тебя.
— Неужели? — улыбнулась Марго, не открывая глаз.
— И даже больше, чем прежде.
Шустрый погладил ее аккуратный живот, стройные полные бедра, склонился и поцеловал налитую грудь.
— Колдунья, — прошептал он, — моя колдунья.
— Самая настоящая, — подтвердила женщина. — Хотя правильно говорить — ведьма.
— Моя ведьма. А может, ты меня приворожила?
Она снова улыбнулась и открыла большие фиалковые глаза, обрамленные пышными ресницами.
— Тогда бы ты вряд ли задумался об этом.
Мужчина снова провел рукой по ее прекрасному телу, Марго блаженно потянулась. Она действительно не применяла магических чар, хотя за всю свою долгую жизнь освоила этот вид магии в совершенстве, — это было ни к чему. Еще при самой первой встрече с Шустрым Марго поняла, что его возбуждают ее округлые, юные формы и большая упругая грудь… Шустрый принимал ее такую, какая она есть, и дополнительных стимулов, чтобы удержать его возле себя, Марго не требовалось. Ему нравилась даже их разница в возрасте. Женщина усмехнулась про себя: «Интересно, что бы сказал Шустрый, если бы узнал, какова она на самом деле, эта разница?»
— Ведьма, — повторил мужчина, — как бы я хотел увезти тебя отсюда…
— И запереть в маленьком доме?
— Ну почему же в маленьком? — Шустрый поднял голову. — Только скажи «да»! Я брошу все!
Слышать подобные речи от матерого бандита, ближайшего помощника Эдоардо Чеккарелли, главы самого большого клана мафиозного синдиката Московской территории, было по меньшей мере странным, и даже Марго, прекрасно осознающая, насколько сильно влюбился в нее Шустрый, не знала, что сказать.
— Скажи «да», назови любое место, и мы уедем туда! Построим большой дом и…
— И тебя будут искать все на свете, — нашлась наконец женщина. — Твои коллеги, которые захотят вернуть тебя на путь истинный или убить. Пасторы, которые захотят получить от тебя некоторые сведения в обмен на спокойную жизнь. — Марго вздохнула. — Чтобы делать то, что хочется, надо быть очень сильным. Очень. Я не хочу жить в вечном страхе.
Она подложила под спину подушку и теперь сидела на кровати, вытянув вперед стройные ноги. Шустрый положил голову на полные бедра женщины:
— Мы можем исчезнуть.
— А я не хочу исчезать. — Марго ласково взъерошила редкие волосы любовника. — Я хочу сама распоряжаться своей судьбой. Жить так, как мне нравится. Быть сильной.
— А потом?
— Что потом?
— Что будет потом, когда ты станешь сильной?
— Тогда у нас появится большой дом, нам не надо будет прятаться, скрываться. Наш дом мы построим там, где захотим, а не там, где нас не найдут. Вот тогда и сбудутся мечты.
Он еще крепче прижался к ее бедрам, вдыхая исходящий от них аромат розового масла — любимого запаха женщины. Кожа у Марго была мягкой, нежной.
— У них есть такая власть? — наконец спросил он.
— Есть, — подтвердила Марго. — Если мы заставим Темного Повелителя и королеву Зеленой Рощи служить нашим интересам, то все проблемы будут решены. Власти и возможностей у них более чем достаточно.
— Вряд ли им понравится выполнять наши приказы.
Любой человек, кем бы он ни был и какие бы подвиги ни совершал, время от времени нуждается в поддержке. Даже профессиональные герои находят время поплакаться в жилетку, пустить слезу, что уж говорить о преступнике, которому предлагалось вступить в противоборство со страшным и не совсем понятным противником? Марго улыбнулась, пользуясь тем, что лицо любовника все еще покоилось на ее бедрах, и не спеша повторила то, что говорила ему уже тысячи раз:
— У эльфов не будет выхода. Сейчас они поддерживают относительное равновесие, но мы внесем раскол, заставим их дрожать от страха и от ненависти друг к другу, посеем панику, а затем, когда до критической точки останется один шаг, когда они окажутся на пороге большой войны, нанесем последний удар и предъявим им ультиматум. У них не будет выбора, и они примут любое наше предложение.
— А если не примут?
— Примут. Нас, людей, большинство — нужно только заставить эту силу подняться. Мы, конечно еще не знаем всех их возможностей, но у меня есть тайный союзник, способный напугать их до смерти. В лучшем случае мы заставим эльфов служить людям, а в худшем — уничтожим. Они хорошо помнят костры Инквизиции, поэтому я уверена, что из двух зол они выберут меньшее. — Марго погладила свою большую грудь. — Мы не будем слишком жестокими. Они просто займут самое подобающее место в нашем мире, место слуг. Нужно потихоньку собирать сторонников из числа людей, формируя новую элиту, которая в будущем станет править и людьми, и эльфами. Но это все в будущем. — Шустрый молчал. — Кстати, мы должны начать нашу операцию сегодня.
Мужчина приподнял голову и удивленно посмотрел в ее фиалковые глаза.
— Ты же говорила, что не раньше следующей недели?
— Планы изменились. — Марго нежно улыбнулась и провела рукой по его лбу. — Первая акция должна произойти сегодня вечером. Ты сможешь это устроить?
— Смогу.
Шустрый накинул халат и вышел в подъезд. Там, в ожидании распоряжений развлекались игрой в карты его подчиненные:
— Кудрявый, сколько молокососов ты можешь набрать сегодня? Десятка два? Неплохо. Первую акцию необходимо провести сегодня. Да, действуй по списку, который у тебя есть. Об исполнении доложишь. — Шустрый усмехнулся. — Нет, мне, конечно все доложат по полной программе, но хочу послушать и твой отчет тоже. Давай действуй.
Шустрый вернулся к Марго:
— Все, как ты хотела.
— Еще не все. — Женщина томно изогнула спину, и Шустрый с вожделением прикоснулся губами к ее напрягшимся соскам.

Как обычно, Шустрый уехал первым. Он всегда первым покидал квартиру, которую они использовали для встреч. Марго никогда не приглашала его в свой дом, он даже не знал, где находится ее особняк, поэтому любовники встречались либо у него, либо на этой специально приобретенной квартире.
Оставшись одна, женщина повалялась на кровати, рассеянно поглаживая свое роскошное тело, затем наполнила ванну и, блаженно погрузившись в нее, неторопливо обдумывала происходящее.
Несмотря на то что она приказала Шустрому начать исполнение плана, который разрабатывала несколько последних лет, Марго не испытывала волнения. Она была холодна, сосредоточенна и абсолютно спокойна. Она была уверена в успехе. Уверена.
Марго сдула пену с руки, наблюдая, как ее рваные белые хлопья ложатся на выложенную черной плиткой стену ванной комнаты.
Шустрый и его бандиты — всего лишь первое звено. От них требовалось немного: посеять нервозность среди москвичей — людей и эльфов, создать эмоциональный фон, необходимый для дальнейших шагов. Использовать уголовников для более серьезных целей было бы глупостью, и, как бы Шустрый ни надувался важностью, ему уготована роль пешки, максимум — жеребца.
Теперь следующий ход, еще одна мелкая, но нужная пока фигура, еще один человек, верящий в собственную значимость. Она оделась и стала искать в ментальном пространстве ученого-историка Селиверстова.

— Только полное объединение, только полная концентрация внутренних сил каждого индивидуума в отдельности во имя общей цели позволит нам победить эльфов! Освободить планету от их черных замыслов и расчистить ее для благодарных потомков! Мы должны быть чисты, но беспощадны! Мы должны совершить это ради нашей расы! Ради всего человечества! В этом, именно в этом наше святое предназначение!!!
Ростислав Аркадьевич Селиверстов остановился и жадно поднес к губам стакан с водой.
— Святое предназначение, — с придыханием повторила стенографирующая речь ученого девушка. — Это воистину великая мысль! Пращуры наши в походы ходили на черное воинство и изгнало его из нашего мира, и мы костьми ляжем, но свое святое предназначение выполним! Ибо в этом — правда великая, предками завещанная!
— Правильно, Светочка, — мудро подтвердил Селиверстов, с удовольствием глядя на круглые коленки девицы.
Ученый был лишен какой-либо аудитории и теперь охотно воспринимал восторги любого смотрящего ему в рот слушателя. Впрочем, стенографировать Светочка умела очень неплохо.
Ростислав Аркадьевич допил воду, вытер губы и вернулся к своим мыслям.
— Возрождение Инквизиции есть жизненная необходимость, обусловленная борьбой за выживание нашего вида! Это должна быть отдельная структура, не имеющая отношения к храмовникам и религии Умершего на кресте. Мы обязаны подвергнуть генетической чистке население Терры, выследить всех эльфов и…
Что собирался сделать жизнелюбивый Селиверстов с нелюдями, Светочка не дослушала — в дверь деликатно постучали.
— Черт побери, — выругался профессор. — Войдите?
— Ростислав Аркадьевич?
— Марго? — осклабился Селиверстов и даже изогнулся так, словно ведьма могла оценить его льстивую учтивость. — С нетерпением ожидал вашего звонка. Шутка, в древние времена, до прихода эльфов, существовали такие приспособления — телефоны, с помощью которых можно было говорить с другим человеком. Хоть в другом городе, хоть на другом конце света. Эх, хорошие были времена. Входите, входите.
Повинуясь резкому взмаху руки, понятливая Светочка стрелой вылетела из кабинета.
— Как ваши дела, Ростислав Аркадьевич?
— Неплохо. — Селиверстов помолчал. — Благодаря вам, разумеется, благодетельница.
В его тоне не было ни намека на иронию или усмешку — историк отлично понимал, чем обязан загадочной и всемогущей женщине.
— Как продвигаются ваши исследования? Как ваша рукопись? Забыла, как там она называется…
— «Человек. Философия победы», — услужливо напомнил Селиверстов, — еще примерно три-четыре дня и все.
—Насчет доступа к архивам вы уже разговаривали?
— Приходили люди из службы пасторов, — подтвердил Селиверстов. — Непосредственный доступ к архивам они не предоставят. Но они записали все интересующие меня вопросы. Завтра принесут необходимые древние книги из незасекреченного списка. Послезавтра принесут выписки из секретного списка.
«Естественно, они принесут, — подумала Марго, — учитывая то, какие деньги Шустрый заплатил за доступ к секретам храмовников».
— Чем больше я с вами общаюсь, Марго, тем больше мне кажется, что я сплю, — честно признался ученый. — Все происходит так, как я мог только мечтать.
— Это жизнь, Ростислав Аркадьевич. — Марго улыбнулась. — Надеюсь, я могу рассчитывать на небольшое одолжение с вашей стороны?
— Все, что угодно, Марго! Как вы могли усомниться во мне?
— В самое ближайшее время вам предстоит серьезно потрудиться. Назревают события, которые подтвердят вашу теорию, и вам необходимо быть первым, кто донесет информацию об этом до рядовых граждан.
— Я буду счастлив сделать это, Марго. — Ученый помолчал. — Как я понимаю, вы наконец-то решили поставить эльфов на место?
— Да.
— Это — святое дело, Марго, я счастлив, что буду рядом с вами в этот момент. Они должны узнать, кто на самом деле правит Землей, как бы они ее не называли.
— Совершенно с вами согласна. Вам передадут необходимые материалы — готовьтесь. До встречи, Ростислав Аркадьевич, мне уже пора, но скоро я к вам еще загляну.
— Всегда рад.

«Этот будет рыть до последнего».
Марго вышла из кабинета ученого и аккуратно прикрыла за собой дверь.
Слишком долго историк фанатично искал доступ к древним тайнам цивилизации, а теперь получив доступ к бесценным источникам информации, он зубами вцепится в эльфов. Он найдет все их слабые стороны и болевые точки. Если эльфы добровольно не сдадутся на милость победителей, он расскажет всем о злодеяниях чужаков и заставит людей ненавидеть их. Даже самые инертные люди не устоят перед напором информации, который скоро на них обрушится.
Марго нашла Селиверстова в жалком положении: без денег, без надежд на будущее, но с невероятным упорством и горящими глазами. Некоторое время она просто наблюдала за историком, держа в уме предстоящую операцию, и, только убедившись в том, что он вписывается в задуманную ею схему, ведьма вышла на Ростислава Аркадьевича напрямую. Завербовать измученного отсутствием признания ученого не составило труда, а получив благодаря Марго финансовую помощь от Шустрого, тот и вовсе был готов целовать благодетельнице ноги. Но этого не требовалось. Марго ждала от Селиверстова другого — массированной информационной атаки на Темные Чертоги и Зеленую Рощу. Ростислав Аркадьевич, по ее замыслу, будет «открывать глаза» людей на эльфов, нагнетая панику среди тех и других. В результате должна возникнуть расовая нетерпимость, которая захлестнет огненной волной поселения эльфов и сотрет их с лица земли. Задача важная, но Марго была уверена, что не ошиблась с исполнителем.
«Этот будет рыть до последнего».

«Наконец-то!»
Закрыв дверь за Марго ученый возбужденно подскочил и пробежался по кабинету.
«Наконец-то свершилось то, чего я так долго ждал! Наконец-то нашелся человек, способный указать эльфам их законное место! И этот человек заинтересован в моей помощи! Этому человеку нужен Селиверстов! Этот человек оценит мои ум и талант!»
Ростислав Аркадьевич Селиверстов на каждом этапе своей жизни встречал эльфов, но все знания ученого об жизни и обычаях были исключительно теоретическими, почерпнутыми в библиотеках, невнятных рассказах, обрывочных свидетельствах, сведенных им в единое целое. Сведенных умело, с огромным старанием и верой, а ведь, если подумать, все могло быть иначе…
Окончив Московский историко-архивный институт, молодой Ростислав остался работать в архиве. Его всегда привлекала нудная рутина трудовых будней, и он окунулся с головой в изучение феномена Врат Второго Солнца и последовавших за ним событий, навсегда изменивших человеческую цивилизацию. Первые работы молодого ученого были обыденны: мелкие исследования, ничего не значащие выводы. Постепенно Ростислав дорос до знатока эльфов и всего что с ними связано. И вот однажды захотелось Ростиславу Аркадьевичу стать великим. В историю войти не заурядным ученым, но спасителем человечества от эльфийской расы, своего рода мессией, если на то пошло. Попасть во все научные труды и стать легендой… Селиверстов сорвался в сто восьмидесятом году от Восхода Второго Солнца. К этому времени он накопил значительные сведения об эльфах и во всеуслышание объявил об реальной возможности скинуть их власть.
Но теперь все это было в прошлом. Презрение, насмешки, нищета. Ушедшая десять лет назад жена уже четыре раза оставляла записки, что хочет поговорить, но Ростислав Аркадьевич ни разу не пошел на встречу. Она тоже в прошлом, а у него впереди большое будущее.
— Наконец-то, — прошептал Селиверстов. — Наконец-то война!
Война означала освобождение, а после победу и славу. Основные лавры достанутся, конечно же, главному действующему лицу: у историка не было ни возможностей, ни желания, ни смелости оспаривать у Марго первенство. Но славы в таком деле хватит на всех, в этом Ростислав Аркадьевич не сомневался. И на его долю придется изрядное количество, достаточное, чтобы утолить его жажду.

Московская территория. Восточный округ. Оружейный магазин «У старого Бертольда».

— Надеюсь, все поняли задачу? — Кудрявый явно хотел добавить пару крепких выражений для более подробного описания умственных способностей слушателей, но столь же явно решил этого не делать.
Толпящиеся в переулке бритоголовые молодчики только на первый взгляд были послушной серой массой. На самом деле, опытный бандит прекрасно отдавал себе в этом отчет, лысые головы зверенышей были под завязку забиты гремучим сочетанием бессмысленной агрессивности, детской жестокости и непомерно раздутым самомнением, что делало молокососов непредсказуемыми и опасными.
— Мы все поняли, — подтвердил главарь банды — длинный, не по годам широкоплечий юнец в длинном черном кожаном плаще, — и хотим денег.
— Половину сейчас и половину после завершения работы.
— А где я потом тебя найду?
— Не дрейфь, пацан, — буркнул Кудрявый, протягивая тому мешочек с монетами, — я сам тебя найду. Или Бегуна зашлю. Работы предстоит много.

Колокольчик на входной двери тихо звякнул, сообщив хозяевам магазина о появлении клиента, черноволосый юноша, мирно читавший за прилавком книгу, поднял голову и подскочил:
— Госпожа Венсан! Здравствуйте! Рад видеть вас в добром здравии!
Высокая темноволосая эльфийка в черном плаще улыбнулась:
— Добрый вечер, Юстус, а где брат?
—Бертольд немного приболел, вот и оставил меня за старшего, — развел руками юноша. — Чем могу помочь?
— А ты сможешь? — снова улыбнулась женщина. — Мой муж всегда говорит, чтобы я не доверяла важные дела кому попало.
—Брат никогда бы не оставил лавку на меня, если бы не был уверен в моем опыте, — обиделся Юстус.
— Я просто пошутила. Мой муж всегда говорит, что торговцы Ордена рождаются с ценами на все товары, уже заложенными в память. Я принесла деньги за прошлую покупку мужа, твой брат был так любезен, что отдал ему товар без оплаты, — успокоила продавца госпожа Венсан.
Госпожа Венсан рассеянно осмотрелась. Она бывала в «У старого Бертольда» довольно часто — оружейный магазин пользовался популярностью среди всех групп населения — и эльфов, и людей. Официально лавка занималась продажей обычного метательного и холодного оружия, поэтому целых две трети магазина было заставлено и заложено всеми видами холодного режуще-колющего оружия. Все это находилось в свободной продаже, но не вызывало особого восторга у профессиональных потребителей данной продукции. Больший интерес представляли то, что было скрыто от взглядов рядовых покупателей, и продавалось исключительно по рекомендации постоянного клиента. В потайной комнатке за основным залом находились настоящие сокровища— бронежилеты всех видов, огнестрельное оружие различных модификаций, наступательное и оборонительное оружие. Все это осталось от человеческой цивилизации и предназначалась для продажи исключительно особо важным клиентам.
— Кстати, не желаете приобрести пистолет ТТ с двумя обоймами? — Юстус кивнул на ствол, лежащий под бронированным стеклом. — Очень эффективная вещь. Скоро их запасы закончатся.

— Вот этот магазин! — проорал широкоплечий предводитель, указывая пальцем на скромный магазин под вывеской «У старого Бертольда». — Совсем оборзели, сволочи, — своими погаными именами всю нашу Москву загадили! Нужно вынести весь товар, особенно из секретных запасов, после чего сжечь тут все.
— Мочить ублюдков! — радостно подхватили бритоголовые. — В сортире мочить!!!
— Угробим этих длинноухих свиней!
В витрину полетел первый камень, затем еще один, раздался звон разбитого стекла, а немногочисленные прохожие суетливо сворачивали в переулки, не желая связываться с разбушевавшимися юнцами.
— Да здравствует человеческая раса!
— Очистим наш город!
— Смерть эльфам!

— Что там происходит? — госпожа Венсан беспокойно посмотрела на улицу.
— Не знаю. — Юстус оторвал взгляд от расходной книги и вздрогнул, в витрину влетел первый камень.
— Хулиганы! — взвизгнула супруга наемника и бросилась в глубь магазина.
С ужасающим грохотом рухнула стеклянная витрина, и внутрь магазина забежали бритоголовые вооруженные юнцы, Юстус торопливо схватился было за, один из последних, АКМ, но рухнул с кинжалом в предплечье.

Магазин «У старого Бертольда» выгорел полностью, обезумевшие от безнаказанности бритоголовые разгромили витрину и торговый зал
Кудрявый довольно усмехнулся, закурил сигарету и направился к своему экипажу, доверху загруженному оружием из сгоревшего магазина. Шустрый будет доволен.


Завтра начнется глава 2

Comments