?

Log in

Черный камень. Глава 9 (продолжение)

[Spoiler (click to open)]
— Мы то всегда готовы. — Кантен Дюпон все-таки решил выяснить у наемников против кого придется воевать: — Слушай, Макаров, а сколько их там вообще засело? Не хотелось бы умереть сегодня.
— Мы все тщательно проверили, — Кирилл решил не раскрывать Черным Капюшонам всю имеющуюся у него информацию, чтобы не снижать боевой дух. — Территорию охраняют два черных оборотня, они ваши. Тех, кто засел в доме мы берем на себя. Я считаю, что это будет честно. Кантен, хватит разговаривать! Начинайте штурм!
— Понял-понял. Дай нам еще пару минут. Сейчас раздам последние указания и начнем.
Глава клана Черных Капюшонов повернулся к своим воинам, те не теряли времени и проверяли оружие. Дюпон взял с собой самую надежную десятку под командованием Ком Давида, они еще ни разу не подводили его в бою и всегда брались за самые опасные задания. Ассасины стояли чуть в стороне, не вмешиваясь в разговор своего главаря с наемником. Десятник Ком Давид с недовольным видом рассматривал свой ятаган: ему казалось, что острейшее лезвие может подвести в самый ответственный момент. И по этой причине Ком беспрестанно доставал ятаган из ножен и прищурив один глаз искал погрешности заточки. Ипполит Алари рассовывал по многочисленным карманам метательные нож. Огромный Клод Ганьон возвышался над толпой и поглядывал на руки товарищей, не появится ли там случайно бутылки виски. Остальные отморозки, не выпуская оружия из рук, изо всех сил напрягали слух, пытаясь понять, о чем разговаривают Кантен и наемник.
— Ну что, все готовы? — Не дождавшись ответа Дюпон вытащил из внутреннего кармана кожаного плаща бутылку виски, сделал большой глоток и передал ее по кругу. — Подкрепитесь и пойдем. Наш договор с Макаровым остается в силе: он забирает какой-то камень, не знаю зачем, но пусть забирает. И еще он забирает все бумаги и книги, какие найдет. А все остальное наше… Смотрите, какой домище, там точно есть чем поживиться.
— Да, хороший дом. Сразу видно у хозяев золото водится. — Ком Давид жадно облизнул пересохшие губы. — Зря мы всего один фургон пригнали, придется несколько поездок делать.
— Нет. Никаких поездок. Берем только самое ценное и обратно уже не возвращаемся. — Кантен отклонил предложение десятника. — Никто не должен знать про то, что мы здесь были. У меня с Макаровым строгий уговор. Плохо будет если нас здесь пасторы поймают, а Кулагин, я точно знаю, скоро выйдет на этот адрес и появится здесь.

— Мануэл, расскажи нам о целях вашей банды? Чего вы добиваетесь? — обратился Кулагин к связанному негру. — Облегчи душу, пока едем. Что задумала Марго?
— Хотя ты и пастор, но я на исповеди. — Злобно пробормотал пленник. — Арестуй Марго и может быть она тебе что-нибудь расскажет.
— Конечно расскажет, — не стал спорить с ним кардинал. — Она мне все свои грязные секреты раскроет, в мельчайших подробностях. Если не мне, то найдутся более подготовленные люди, они могут любого разговорить. Мне просто интересно: Марго посвятила тебя в свой план или ты обычный мальчик на побегушках.
Мануэл сжал челюсти с такой силой, что у него посерели скулы. Немножко успокоившись, он громко и отчетливо произнес:
— Лучше быть мальчиком на побегушках у такой великой ведьмы, как Марго, чем быть рабом у эльфов! История нас рассудит: и тогда мы с Марго станем героями и освободителями человечества, а ваши имена забудут. — Негр замолчал, спустя несколько минут он произнес несколько слов. — Здесь налево.
Несмотря на вопросы Кулагина Мануэл молчал, изредка подсказывая направление.
Молчаливый кучер Кулагина, Антоха, выполнял все команды пленника. Экипаж очень быстро ехал, все ближе подбираясь к вилле Арго. За ним, не отставая ни на метр следовал экипаж Шустрого. Кулагин периодически оглядывался, не смотря на запрет мафиози все-таки взял с собой трех бритоголовых бандитов. Нужно будет проконтролировать, чтобы они не наделали глупостей, Марго нужно взять живьем.
Опытный кучер Антоха не заметил, что за ними на некотором удалении следуют два всадника. Киллеры из армии Серых псов незаметно следовали за экипажем кардинала, они все еще хотели найти заказчика, который подставил их и убрать его.

Марго сидела в удобном кресле и с огромным любопытством наблюдала за трансформацией тела Натальи. Стараясь не пропустить ни одной мелочи, она тем не менее успевала делать короткие записи в блокноте, чтобы потом изучить весь процесс превращения. Процесс продвигался очень медленно, само тело практически не изменилось внешне, но то что внутри него что-то происходит можно было судить по легким судорогам, иногда возникающим на конечностях обнаженного тела.
Марго отвязала будущую назгуль от стола, расстегнула ошейник и слегка взмахнула рукой. Обнаженное тело Натальи повинуясь приказу приняло вертикальное положение. На коже стали проявляться легкие признаки мутации: слегка удлинились и заострились ногти на руках, огрубели черты лица, став более агрессивными.
Ведьма удовлетворенно вздохнула, превращение живого человека в неживого назгула пока проходило без каких-либо погрешностей, строго по описанию, предоставленному Морготом.
Кожа стала постепенно приобретать серый оттенок, начали выпадать волосы. Марго пошевелила пальцами и подвешенное в воздухе тело начало медленно поворачиваться вокруг оси.
— Скоро все закончится. Скоро ты переродишься, дитя мое, и будешь нести ужас в этот мир от имени нашего повелителя Мелькора. Нужно придумать тебе какое-нибудь грозное имя… — ведьма задумалась. — Что-нибудь громкое и непонятное, чтобы внушало ужас, например, например — Фрилис Ужасная. Итак, решено, под этим именем тебе предстоит прожить очень и очень долго.
Неожиданно Фрилис издала громкий рев, от которого задрожали бутылочки и колбочки по всей лаборатории, а сама Марго от неожиданности даже немножко испугалась, но быстро взяла себя в руки.
Подчиняясь очередному жесту ведьмы тело назгуль плавно опустилось на пол и повернулось лицом к Марго, хотя это уже нельзя было назвать лицом. Это была морда хищного зверя, с острыми клыками, маленьким морщинистым носиком и черными глазами.
— А я была права, — ехидно сказала хозяйка лаборатории, — ты действительно ужасная!
С этими словами ведьма надела себе на палец золотое кольцо Власти, процесс трансформации в нежить перешел в следующую фазу. Руны на кольце Марго вспыхнули огнем и ведьме на секунду показалось, что у нее сейчас загорится рука, но этого не произошло. Вместо этого ведьма почувствовала в своей голове чье-то присутствие, кто-то просил, нет — умолял остановиться. Она поняла, что это эхо мыслей Натальи и усилием воли заставила чужой голос замолчать.
Фрилис снова издала рев, на этот раз еще более устрашающий. Черный камень неожиданно взлетел к самому потолку лаборатории. В помещении стало удивительно тихо, попали совершенно все звуки.
— Что ты делаешь? Отвечай мне немедленно, что ты делаешь? — новый голос, раздавшийся в голове ведьмы был лишен каких-либо эмоций, но от этого голоса Марго сразу потеряла весь свой боевой настрой. — Отвечай, когда я спрашиваю.
— О, Моргот, я просто проверяю как происходит процесс превращения. Мне бы очень не хотелось потерять всю группу разом, для этого я решила провести предварительный эксперимент. — прошептала перепуганная ведьма.
— Ты не внимательно слушала то что я тебе говорил. Чтобы получить полную власть над назгулами, необходимо провести одновременное превращение всех кандидатов. От этой твари, которую ты сейчас получила, будет мало толка. Она не станет слушать твоих приказов. Ее необходимо уничтожить, а убить назгула крайне сложно. Дура, ты испортила все! Я же не мог ошибиться, когда выбрал тебя хранителем Черного камня.
— Моргот, я все исправлю. Дай мне время.
— У тебя есть несколько минут. Когда закончится процесс, ты сможешь убить его только эльфийским клинком. Действуй немедленно, Марго, или я выберу другого человека на роль хранителя Черного камня.
Монстр ожил и уже пытался пошевелиться, но мышцы пока не слушались его. Монстр грозно зарычал и попытался снять с пальца кольцо, но оно не поддавалось. Зато ведьме показалось что кто-то пытается оторвать ей кисть руки. Невероятным, просто чудовищным усилием воли Марго заглушила фантомную боль и почувствовала нечто…
Моргот Бауглир покинул ее, спустя столько лет она перестала чувствовать Черный камень.
— Клянусь Умершим на кресте, — прошептала ведьма, — этого не может быть.

Comments