?

Log in

Черный камень. Глава 3 (и снова продолжение)

[Spoiler (click to open)]
Московская территория. Замок армии Серых псов.

Заседания генштаба армии Серых псов всегда проводились в тронном зале Замка. Согласно древнему закону армии на заседании присутствовали исключительно главнокомандующий и командиры четырех отрядов? Эти четверо были наделены реальной властью, от решений которых зависели судьбы наемников, доверивших им свои жизни.
Возглавлял заседание главнокомандующий Люсьен де Карон, седовласый бородач, закутанный в пурпурную, подбитую горностаем мантию, занимал массивный золотой трон. Правой рукой главный наемник опирался на тяжелый двуручный меч, а над его головой был укреплен громадный щит с гербом армии Серых псов — огромным волкодавом, воющим на луну.
Все остальные стояли.
По правую руку от де Карон расположился Жерар де Бонне, замкомандира «Мастифов», самого элитного отряда армии наемников. Во время отсутствия Бернара де Лепажа он возглавлял отряд, по этой же причине присутствовал на совете. Широкоплечий рыжеволосый мужчина с короткой рыцарской бородкой, одетый в черный с золотом камзол, безмятежно поигрывал украшавшей его грудь цепью, поглядывая на противоположную сторону, где выстроились командиры остальных отрядов: командир «Борзых» Дидье де Карбонно, его массивное тело было затянуто в красно-черный камзол, невысокий подвижный Вивьен Бариль, командир отряда «Таксы», в традиционных камуфляжных цветах, мрачноватый Марен Бодри, временно исполняющий обязанности командира «Догов», который отчего-то нервничал и непрестанно одергивал роскошный красно-желтый плащ.
Пять лидеров, пять воинов, пять голосов. Люсьен де Карон имел дополнительный голос на правах главнокомандующего.
— Я рассчитывал, что это заседание пройдет спокойно, — произнес главнокомандующий, — но события последних дней внесли свои коррективы. Агрессивные банды малолетних бритоголовых человеческих подростков беспокоят наших вассалов, и мы должны понять, что стоит за всем этим: удивительные совпадения. — Де Карон помолчал. — Или одна из эльфийских сторон готовится к большой войне.
— Признаться, у нас тоже были планы на это заседание, — неожиданно громко произнес Дидье де Карбонно, — и они не изменились. Но выходки человеческих преступников нас не интересуют.
— И что же хотели обсудить командиры моих отрядов? — осведомился де Карон.
— Мы хотим знать подробности гибели Оливье Самсона, командира «Догов». — Эхо громового голоса «Борзого» де Карбонно гулко отдавалось в полупустом зале. — Мы считаем, что гибель боевого командира такого уровня в мирное время заслуживает того, чтобы командиры всех отрядов были осведомлены о происходящем.
Главнокомандующий молчал, лицо Жерара де Бонне затвердело, и он оставил свою цепь в покое:
— Гибель нашего товарища Самсона заставила скорбеть всю армию Серых псов, а не только присутствующих здесь.
— Тем не менее мы хотели бы знать подробности, — поддержал своего коллегу Вивьен Бариль. — Уверен, что главнокомандующий и командиры отряда «Мастифы» в курсе происходящего.
Жерар бросил быстрый взгляд на де Карона, тот коротко кивнул, «Мастиф», выдержав небольшую паузу, ответил:
— Оливье Самсон строил заговор по вооруженному захвату власти в Темных чертогах, сознательно нарушая трехсторонний договор о ненападении на повелителей эльфов, подписанный всеми заинтересованными сторонами. — Жерар снова помолчал. — Чтобы избежать больших жертв, было принято решение ликвидировать командира отряда «Доги». Поэтому он был убит.
— Кем?
— Его…
— Командир Самсон был убит Эльмаром Адлером, командующим армией Темных чертогов. Точнее, его наемниками, — пришел на помощь своему подчиненному Люсьен де Карон. — Надеюсь, я удовлетворил ваше любопытство, почтенные господа?
— Почти полностью, — склонился в поклоне Вивьен Бариль. — Уверен, что в самое ближайшее время вы объявите о начале официального расследования?
— Оно уже проводится.
— Кем? — мягко поинтересовался Дидье де Карбонно. — Насколько я помню текст трехстороннего договора, при его нарушении должна собраться судебная комиссия из представителей всех трех сторон.
— В настоящее время проводится предварительное расследование, — ответил главнокомандующий. — Этим занимается присутствующий здесь Жерар де Бонне. Когда оно закончится, будет созвана судебная комиссия.
— Для чего потребовалось предварительное расследование?
— Действия Оливье Самсона опозорили армию Серых псов, и мы хотим смягчить последствия его необдуманных шагов.
— А не связано ли это с обнаружением в покоях Оливье излучения некоего артефакта, уже много лет разыскиваемого Адлером? Я имею в виду Черный камень.
Жерар вздрогнул.
— Откуда у вас эта информация?
— Неважно! — отрезал Дидье де Карбонно. — Я хочу знать, был ли там излучение?
«Мастиф» растерялся:
— Излучение было, но…
— Значит, имела место провокация против командира отряда нашей армии! — взревел командир «Борзых».
— В настоящий момент мы как раз проверяем эту версию.
— Кто мы?
— Я и…
— Вы и Эльмар Адлер?
Жерар замолчал, холодно глядя на разъяренного де Карбонно.
— Почему Адлер не был арестован? — взвился Вивьен Бариль.
— В самом деле, Жерар, — подал голос Марен Бодри. — Почему темный эльф разгуливает на свободе? Насколько я знаю, он уже скрылся в неизвестном направлении. Почему вы позволили ему это сделать?
— Это обвинение? — холодно осведомился Жерар де Бонне.
— Все будет зависеть от ответов, которые вы, уважаемый де Бонне, соизволите дать присутствующим здесь командирам.
В тронном зале повисла напряженная тишина. Никогда раньше между командирами отрядов не возникало таких взаимных подозрений, которые могли привести к конфликту в рядах армии. И поэтому все с нетерпением ждали, что ответит Жерар де Бонне. Почувствовав неприкрытую агрессивность, «Мастиф» постарался унять свой гнев:
— Дело Оливье Самсона не такое простое, как может показаться на первый взгляд, и требует самого тщательного расследования. Я осведомлен об обнаруженном в покоях командира отряда «Догов» излучении артефакта известного как Черный камень. Артефакте, который уже очень много лет безуспешно ищет Эльмар Адлер. Что дает повод заподозрить моего погибшего друга, да-да он был моим другом, в связях с человеческой колдуньей, укравшей камень. Но в то же время я уверен, что имеет место провокация и против самого Адлера. Провокация, имеющая целью столкнуть нашу армию с Темными Чертогами, именно поэтому я принял решение не подвергать его аресту. Пока.
— Это возмутительно! — взорвался Дидье де Карбонно. — Просто возмутительно слышать столь жалкие оправдания от заместителя командира нашего лучшего отряда! От «Мастифа»! От брата по оружию, которому мы доверяем свои жизни! Который призван стоять на страже интересов всех Серых псов! Даже если Адлер ни в чем не виноват, в наших интересах задержать его, ограничить его свободу, чтобы тщательно проверить все детали этой истории. В последнее время темные эльфы просто обнаглели, и подобный урок пошел бы им на пользу. А если Адлер действительно сам затеял эту провокацию, и вы позволили ему скрыться, то это уже преступление против нашей армии! За это может быть только одно наказание — смерть!
— Я не думаю, что речь идет о преступлении, — глухо произнес главнокомандующий, до этого момента хранивший молчание. — Как вы правильно заметили, Дидье, Жерар де Бонне призван стоять на страже интересов армии Серых псов. И не в этих интересах развязывание войны с Темными Чертогами! Потери с обеих сторон будут колоссальными.
— А терпеть подобные провокации в наших интересах?
— Я не претендую на вашу мудрость, — склонил голову Вивьен Бариль, — но все-таки считаю, что в данном случае де Бонне проявил неоправданную мягкость, имеющую черты преступления. Думаю, что выражу общее мнение, если скажу, что мы настаиваем на отстранении Жерара де Бонне от должности до прояснения всех деталей. — Командир «Такс» обвел взглядом присутствующих: — Одновременно я настаиваю на немедленном аресте темного эльфа Эльмара Адлера по предварительному обвинению в организации убийства Оливье Самсона. Если против него действительно имела место провокация, в чем лично я совершенно не уверен, то пусть темные это докажут.
Тихий ропот членов генштаба показал, что Жерар проиграл этот раунд.
— Кто согласен с командиром «Такс»? — выдержав паузу, поинтересовался де Карон.
Дидье де Карбонно и Марен Бодри кивнули. Мнения командиров отрядов по этому вопросу было одинаковым. Участь Жерара де Бонне была предрешена, и Люсьен де Карон вынес вердикт. Его холодный взгляд остановился на наемнике:
— Метод расследования, избранный Жераром де Бонне, мне понятен, но решение совета — закон. Жерар де Бонне, до окончания расследования вы отстраняетесь от должности.

Comments